15/01/20
Зачем казаки превратили города Италии в станицы

В бурные годы Второй мировой войны во многих городах северной Италии звучала русская речь. Здесь, на побережье Адриатики, нашли пристанище десятки тысяч казаков, ушедших на запад вместе с немецкими войсками.

Дорога в Италию

После занятия вермахтом Дона и Кубани в 1942 году огромное количество казаков встретило немцев как освободителей от большевизма. Созданный гитлеровцами Казачий стан под руководством генерала-белогвардейца Петра Краснова разместился сначала на Украине, а затем в Белоруссии и Польше. Чтобы сохранить лояльность казаков, немецкое командование приняло решение отправить их подальше от Восточного фронта. Казаков вывезли в итальянскую провинцию Удине (историческая область Фриули). Формально она принадлежала Республике Сало, но фактически контролировалась немцами, входя в состав так называемой «оперативной зоны Адриатического побережья».

В сентябре-ноябре 1944 года в северную Италию прибыли первые казачьи подразделения – около 30 тысяч человек, в т. ч. старики, женщины и дети. Кто знает, вспоминали ли они о донцах, участвовавших в Итальянском походе Суворова 1799 года. Впрочем, в отличие от предков, казаки Краснова пришли в Италию вовсе не в качестве освободителей.

«По-видимому, одной из причин переброски казаков в данный район было стремление немецкого командования обеспечить здесь, как и в Белоруссии, силами казаков порядок. Северная Италия, как и Белоруссия, была наводнена партизанами, чему в немалой степени способствовали и местные условия (в Белоруссии – леса, в Северной Италии – горы)», – считает исследователь Олег Ратушняк.

Примечательно, что согласно нацистской идеологии, казаки считались ближайшими «родственниками» итальянцев – и в тех и в других якобы текла кровь древних остготов.

«Казачья земля» на чужбине

Уже через несколько дней казаки начали обживаться на занятых территориях. Маленькие городки провинции Удине они переименовали в станицы. «Столицей» стал Олессио (Алессо), который с лёгкой руки окружного атамана донских станиц Михаила Ротова «превратился» в Новочеркасск. Новое название начертали на транспаранте, растянутом при въезде в город. Главная площадь Олессио стала площадью имени атамана Платова. Казаки выселили из города практически всех итальянцев, оставив только переводчика и пекаря. Каваццо был переименован в Краснодар, Тразагис – в Новороссийск. «Станицами» также стали Толмеццо, Кадалезе, Чивидалезе, Сан-Даниеле, Буйе, Майано и другие населённые пункты.

Занятия мужчин-казаков зависели от их возраста. 14-16-летние подростки учились в военно-ремесленной школе, с 17 лет они посещали юнкерское училище в местечке Вила Сантина. Охрана станиц была возложена на самых старших – 45-60-летних.  Основная же часть мужчин несла службу, совершая рейды против партизанских бригад «Озоппо» и «Гарибальди».

Историк Михаил Шкаровский отмечает, что казаки надеялись обустроиться в Италии надолго. Они заводили огороды, выращивали овощи. Налаживалась культурная и церковная жизнь. С санкции походного атамана Тимофея Доманова выходил журнал «Казачья земля». В каждой станице был свой священник, возводились походные церкви, иногда православные службы проводились в католических храмах.

«В целом в провинции Удине домановцы оставили о себе крайне противоречивую память: от межнациональных браков до преступлений против населения, включавших не только частые покушения на собственность, но и случаи изнасилований и убийства», – пишет историк Кирилл Александров.

Впрочем, к итальянцам как к народу казаки ненависти не испытывали. Уходя в Австрию в мае 1945 года, они оставили жителям городка Тимау все наличные итальянские лиры – на эти деньги впоследствии был построен храм Пресвятой Богородицы. В то же время партизаны, воспользовавшись моментом, поспешили устроить расправу над пришельцами с востока. Повстанцы сожгли госпиталь в Оваро, заперев в нём двери, в результате чего заживо сгорели 20 больных казаков.

Добавим, что жизнь в Италии, очевидно, была самым счастливым временем для Казачьего стана. В Лиенце, куда прибыли казаки, их ждала выдача Советскому Союзу, затем смерть или сталинские лагеря.