02/06/20
Зачем гражданское население Дальнего Востока готовили к войне с Китаем в 1960-х

В шестидесятые годы ХХ века напряжённость в отношениях между СССР и коммунистическим Китаем достигла критического уровня. «Первая социалистическая война», о которой шутили в то время, вполне могла стать реальностью. Об этом свидетельствуют мероприятия властей Дальнего Востока, направленные на подготовку населения к вероятному конфликту – причём на советской территории.

«Наша служба и опасна, и трудна»

К войне с Китаем готовились все государственные структуры, и в первую очередь органы внутренних дел. Дальневосточные милиционеры отрабатывали порядок действий на случай наступления «особого периода» или «угрожаемого положения» - под этим подразумевалось открытое военное столкновение. Впервые подготовительные мероприятия такого рода стали проводиться в 1957 году, когда «товарищ Мао» не согласился с развенчанием «культа личности». По мере ухудшения международной обстановки планы уточнялись и корректировались.

«После событий апреля-мая 1962 г. на границе с Синьцзян-Уйгурским автономным округом КНР в Хабаровской школе милиции 10 августа был утвержден доскональный, поминутный план мероприятий по развёртыванию личного состава на случай: внезапного нападения; введения «УП» (эвакуация, передача личного состава в резерв территориального УВД); по сигналу «воздушная тревога»; по сигналу «химическое или бактериологическое нападение». План оговаривал даже такие тонкости, как обеспечение светомаскировки фар автотранспорта, используемого для эвакуации», — пишет хабаровский историк Вячеслав Дорохов.

В 1963 году руководителям, ответственным за охрану порядка, было предписано иметь «тревожный чемодан» — предметы и вещи, необходимые в случае конфликта. Однако события на острове Даманском 2 марта 1969 года показали косность советской системы планирования: предполагаемые мобилизационные мероприятия развернуть не удалось, так как они были слишком засекречены.

Дружинники и ополченцы

Для укрепления обороноспособности военным нужна была помощь не только милиции, но и гражданского населения. В приграничных сёлах в этот период появились народные дружины, которые вместе с пограничниками задерживали десятки китайских нарушителей границы ежегодно. Создавались отряды «юных друзей пограничников», читались лекции на темы «враждебных действий Мао Цзэдуна». Но жители Дальнего Востока и сами прекрасно понимали, насколько угрожающая ситуация сложилась. В этом их больше убеждали не советские партийные агитаторы, а... сами китайцы. С 1967 года маоисты развернули радиовещание на русском языке для жителей пограничных районов СССР, обращаясь к ним, например, с такими фразами:

«Дорогие советские граждане, временно проживающие на китайской территории!»

Дикторы-китайцы «разоблачали» «клику Брежнева-Косыгина» и убеждали русских слушателей, что только в Пекине знают, как правильно строить коммунизм. В одной из программ советским гражданам рассказали, что «великий кормчий» якобы подарит Хабаровск своей жене на 8 марта в 1968 году. На этом фоне как издевательство звучала музыкальная заставка передач – песня «Москва - Пекин» («Русский с китайцем братья навек»).

После инцидента у озера Жаланашколь в августе 1969 года местные партийные органы Хабаровского края получили «сверху» команду сформировать 5 «резервных полков особого назначения» — фактически речь шла о народном ополчении. По данным Вячеслава Дорохова, предполагалось набирать в полки невоеннообязанных мужчин 50-60 лет, а также женщин до 40 лет. Каждый колхоз или предприятие должны были выставить взвод или роту – в зависимости от количества людей. Командирами, соответственно, стали бы члены партии или профсоюзные активисты. Однако до практических шагов в данном направлении дело не дошло. В сентябре 1969 года острота конфликта между Китаем и СССР несколько утихла благодаря встрече советского премьера Косыгина с одним из китайских лидеров Чжоу Эньлаем. Тем не менее, население еще несколько лет продолжало участвовать в оборонной деятельности и помогало пограничникам.