25/01/20
Владимир Высоцкий: а был ли у артиста «черный пистолет»

О Владимире Высоцком и при его жизни, и после смерти ходило и продолжает ходить множество слухов и домыслов. С одним из них, который гласит, что Высоцкий был матерым уголовником и прошел множество лагерей и тюрем, читающая публика давно рассталась. Тем не менее, ранний «блатной» цикл Высоцкого, известнейшая песня о «черном пистолете» и «Большом Каретном» дают любителям конспирологических теорий основания думать: а не было ли у Владимира Семеновича если не реальной отсидки, то хотя бы друзей в уголовном мире? Не просто так ведь возник и этот «черный пистолет» и вся воровская, лагерная романтика в произведениях поэта.

Откуда взялись «черный пистолет» и ранний «блатной» цикл?

«Черный пистолет» у Высоцкого, судя по всему, действительно был. Отец Высоцкого привез с войны трофейный «вальтер», который иногда давал сыну поиграть. Есть, впрочем, и другие версии. В Большом Каретном переулке жил друг юности Высоцкого Анатолий Утевский, который работал в МУРе. Молодого Высоцкого очень интересовали рассказы друга о блатном мире, и он любил рассматривать пистолет, полагавшийся Утевскому по службе.

Впрочем, разного рода оружие было для мальчишек послевоенной поры не в диковинку. Скорее всего, в «черном пистолете» из песни соединились очень многие впечатления детства и ранней юности поэта, выросшего в московских дворах.

«Блатные» песни, в которых так много уголовной романтики, тоже возникли в творчестве Высоцкого не случайно. Период его становления совпал со временем, когда после «бериевской» амнистии, а затем и после развенчания «культа личности», в центральную Россию и в столицу приехало множество людей, отсидевших в лагерях на Колыме, в Магадане и в других, «не столь отдаленных местах». Разумеется, Высоцкий не мог не слышать разговоров, не сталкиваться с этими колоритными личностями, не мог не интересоваться их прошлым. Лагеря, статьи, сроки – для интеллигенции той поры все это было едва ли не символом борьбы с режимом. Неудивительно, что такой популярностью среди ученых, учителей и врачей пользовался настоящий воровской фольклор, и неудивительно, что первые опыты Высоцкого в поэзии были стилизованы под «блатняк». Однако, исследователи творчества Высоцкого отводят «блатным» песням довольно краткий период – лишь до 1965 года, когда были написаны последние песни этого цикла «Катерина, Катя», «Мне ребята сказали» и др.

Имел ли Высоцкий друзей из уголовного мира?

Судя по всему, нет. Ни в одной из биографий поэта, ни в одной из многочисленных книг воспоминаний о нем нет даже намека на связи Высоцкого с уголовниками.

Известно, что многие уголовники считали его «своим», и даже хвастались, что сидели с ним в одном лагере или сталкивались случайно где-нибудь на пересылке. Но ведь так же относились к Высоцкому и альпинисты, фронтовики, спортсмены, и многие другие, чью повседневность поэт воспел в своих произведениях. Он был, как и положено настоящему поэту, чрезвычайно «жаден» до деталей, характерных словечек, стремился к полному «погружению» в профессиональную среду.

Впрочем, сплетни о том, что Высоцкий имел уголовный срок, отчасти основывались на реальных фактах из его жизни. В 1966 году Высоцкого могли посадить за изнасилования несовершеннолетних. В Риге объявился маньяк, который преследовал девочек от 5 до 15 лет. Когда пострадавшим предложили выбрать фотографию насильника, очень многие указали на фото Высоцкого. Преступник, по их рассказам, был невысок ростом и любил читать стихи. Высоцкого спасло лишь стопроцентное алиби: все время пребывания в Риге он находился на съемочной площадке, где кроме него были еще десятки людей. Настоящего преступника все же поймали, он и в самом деле был похож на Высоцкого.

Позднее, уже в 1979 году Высоцкий мог сесть за хищение денег. Он был втянут недобросовестными администраторами в участие в «левых» концертах, и получал гонорар, совершенно не вникая в преступные схемы своих импресарио.

Были у Высоцкого «эпизоды» в милиции и по поводу автомобильных аварий с его участием. Машину он водил совершенно «безбашенно».

Значит, все неправда?

Не совсем все. Один друг, «отмотавший» срок в лагерях, у Высоцкого все же был. Но он был не уголовником, а сидел по политической, 58-й статье. Это Вадим Иванович Туманов, человек уникальной биографии, золотопромышленник, один из первых предпринимателей в нашей стране. Он прошел войну, а в 1948 году его посадили на 8 лет, как он сам говорил, «за любовь к Есенину». Пытался бежать 8 раз. Освободился лишь после смерти Сталина.

В 1958 году он организовал артель по добыче золота, по сути – первый в стране кооператив. Таких артелей по всей Сибири Тумановым было создано затем множество, некоторые работают и по сей день. Он познакомился с Высоцким в 1973 году в ресторане Дома кино, куда пришел по приглашению кинорежиссера Урецкого. Высоцкий с огромным интересом слушал рассказы Туманова о золотых приисках, о его лагерном прошлом, о войне.

Туманов, который был старше поэта, стал для него настоящим другом, он относился к Высоцкому почти по-отечески. Туманов приглашал Высоцкого к себе на прииски, где поэт много общался со старателями, практически каждый из которых имел весьма причудливую и богатую событиями биографию, выступал перед ними. Эти прииски, а также дружба с Тумановым, его рассказы о себе, вдохновили Высоцкого на песни «Про речку Вачу», «Побег на рывок», «В младенчестве нас матери пугали», «Райские яблоки».