кадр из фильма
В каких случаях сыщики на допросах применяют гипноз

Слухи о применении на допросах гипноза просочились из застенков НКВД еще до войны. Действительно, в те годы специалисты силовых структур СССР усиленно изучали не только действие фармакологических препаратов на волю человека, но и «обрабатывали» допрашиваемых с помощью гипноза и даже привлекали экстрасенсов.

Ученый-биофизик из Государственного университета Казахстана, Виктор Михайлович Инюшин, однажды в интервью проговорился, что в СССР с 1936 по 1950 год под крылом силовых структур существовала некая «лаборатория», которая занималась подобными экспериментами и изучала воздействие на волю человека лекарственных препаратов и различных психологических методов. Руководил лабораторией физиолог Леонид Леонидович Васильев.

Разумеется, узнав об этом, журналисты обратились в структуры ФСБ за комментариями, но там факт существования лаборатории не подтвердили.

Тем не менее случаи применения гипноза на допросах в МВД встречаются и по сей день – этого силовые ведомства не отрицают. Однако применяются они весьма выборочно.

Гипноз непопулярен

Дело в том, что в обычном делопроизводстве подобный допрос не имеет юридической силы, сказанное под гипнозом не может быть принято как доказательство вины или невиновности человека. Но и запрета на подобные допросы тоже не существует, – на это обращают внимание авторы статьи «Допрос под гипнозом» юрист Ирина Александровна Кондрашина и кандидат юридических наук Айгуль Закариевна Миннегалимова из Казанского федерального университета.

До сих пор нет прямого определения, что же именно называть «гипнозом»; Обычно под ним подразумевают некое состояние полусна, в который человека погружают искусственно. А способ извлечения информации из погруженного в гипноз человека называют гипнорепродукцией.

Исследованием подобных методов допроса с 1992 года в России занимаются специалисты-психологи ВНИИ МВД. Они утверждают, что подобный метод допроса непопулярен среди следователей страны и применяется менее чем 1% сотрудников Следственного комитета.

Казалось бы, с помощью гипноза из человека можно извлечь любое признание. Однако это не так. Во-первых, это признание невозможно использовать в суде, оно не имеет юридической силы, а во-вторых, человек скажет скрытую правду только в том случае, если сам этого хочет. Поэтому подобные методы допроса по отношению к подозреваемым практически бессмысленны. Чаще в современной системе МВД гипноз применяется по отношению к свидетелям и потерпевшим, которые могут по какой-то причине не помнить необходимую информацию.

В момент совершения преступления жертва или свидетель могут находиться в состоянии шока, которое позже мешает им вспомнить важные детали, либо жертва преступления пребывает под воздействием веществ, используемых мошенниками. Например, клофелин может повлиять на память и вызвать частичную амнезию.

Использование гипноза в таких случаях позволяет потерпевшим вспомнить внешность преступников, их приметы. Однако главным условием проведения сеанса гипноза на допросе является письменное согласие человека, а гипноз могут проводить только профессиональные психиатры либо юридические психологи, владеющие техникой гипнорепродукции.

Гипноз помогает

Следует помнить, что подобный допрос до сих пор не урегулирован нормами Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку достоверность получаемых данных, как правило, невелика, а необходимость применения до сих пор не обоснована.

По информации специалистов кафедры уголовного права Казанского Федерального Университета методы гипноза широко применяются силовиками за границей. Известно, что гипноз применялся при расследовании убийства президента США Джона Кеннеди и во время расследования таинственного исчезновения американского профсоюзного деятеля Джимми Хоффа, который пропал в 1975 году. В России гипноз применяют лишь тогда, когда нет никаких зацепок.

Например, используя гипноз в Пермском крае сумели найти маньяка, который терроризировал округу 9 лет подряд. Выжившие свидетели описывали его по-разному, у сотрудников МВД складывалось впечатление, что преступников несколько.

Это заставило следователя провести серию гипнотических сеансов, для чего в Пермь был вызван эксперт из Москвы. В результате допросов было составлено несколько портретов преступника, и сотрудники Следственного комитета выяснили, что во всех случаях нападал один и тот же человек.

Им оставалось лишь найти негодяя и доказать его причастность к преступлениям.

Разумеется, возникает вопрос, неужели же наши силовые ведомства сами неукоснительно следуют букве закона и проводят подобные гипнодопросы исключительно в отношении свидетелей и потерпевших и никогда не применяют их к преступникам? Возможно, в некоторых случаях, когда речь заходит о террористах или угрозе государственной безопасности, силовики могут прибегать к использованию фармакологии и других методов воздействия, в том числе с использованием компьютерных технологий. Но широкой публике они об этом никогда ничего не расскажут.