06/09/20
«Тифозная Мэри»: как заразная кухарка «убила» 50 человек

В 2014 году американский канал Cinemax выпустил сериал «Больница Никербокер», действие которого разворачивается в нью-йоркской больнице начала XX века. В одной из серий первого сезона была рассказана история о том, как мир впервые узнал о существовании бессимптомного носителя опасного инфекционного заболевания. Это была «Тифозная Мэри» – женщина, по пятам которой следовала смерть. После этого поистине драматического случая в медицине появилось понятие «нулевого пациента», с которого начинается вспышка эпидемии.

Связующее звено

В 1900 году небольшой городок Мамаронек штата Нью-Йорк потрясла ужасная новость: несколько местных жителей одновременно слегли со смертоносным диагнозом, о котором в тех краях не слыхивали уже много лет: брюшной тиф. Эта острая кишечная инфекция, вызываемая бактериями Salmonella typhi, не только сопровождалась страшными приступами интоксикации, лихорадкой и язвами в тонком кишечнике, но до открытия пенициллина сводила в могилу до 40% заразившихся. Увы, это оказалось лишь началом. Уже в самом скором времени брюшной тиф поразил целую семью на Манхэттене, где была зафиксирована первая смерть – скончалась прачка, обстирывавшая дом. Далее тиф скосил семерых из восьми членов семьи успешного нью-йоркского адвоката, а к 1906 году добрался и до богатого дома в Лонг-Айленде, который арендовала семья нью-йоркского банкира Чарльза Генри Уоррена. Наконец нью-йоркский арендодатель Джордж Томпсон, владевший домом, куда в августе 1906-го также пришел брюшной тиф, решил позаботиться о репутации своего источника дохода и обратился за помощью к санитарному инженеру Джорджу Соперу. В ходе годового расследования пытливому инженеру удалось обнаружить между заболевшими семьями связующее звено…

«Нулевой пациент»

Мэри Маллон родилась 23 сентября 1869 года в ирландском графстве Тирон, откуда в 15-летнем возрасте эмигрировала в США к родственникам. Поначалу, как и многие эмигранты, она служила горничной, но с годами проявились ее недюжинные способности к кулинарии. Благодаря своим поварским талантам, молодая ирландка смогла поймать американскую мечту за хвост и хорошо зарекомендовать себя на кухнях обеспеченных нью-йоркских домов. Однако едва ли искусная кухарка могла не заметить, что с развитием ее кулинарной карьеры происходит что-то неладное. Не проходило и нескольких недель с момента ее трудоустройства на новом месте, как обитателей хозяйского дома одного за другим скашивали лихорадка и диарея. Из двух первых пораженных тифом домов Мэри спешно уволилась, в третьем проявила добросердечие и, пользуясь тем, что страшная болезнь удивительным образом обходит ее стороной, несколько месяцев помогала ухаживать за больными. Однако от ее усилий болезнь не только не отступала, но еще шире распространялась, и Мэри Маллон отправлялась дальше в путь, к новым богатым хозяевам, наслышанным о ее знатной стряпне.

Разоблачение «Тифозной Мэри»

Когда вышедший на след кухарки Джордж Сопер явился к ней в компании доктора с требованием сдать анализы на брюшной тиф, Мэри Маллон преисполнилась возмущением и ответила категорическим отказом. Правда, в новом доме, куда она устроилась, уже успели госпитализировать двоих слуг и схоронить хозяйскую дочь, но женщину это не смущало. Чувствовала она себя прекрасно, известный аптекарь, который прежде ее осматривал, не нашел никаких признаков заболевания, да и вообще эмигрантов из Ирландии вечно норовили обвинить во всех смертных грехах… Но Сопер не сдался и 15 июня 1907 года опубликовал в Журнале американской медицинской ассоциации статью под заголовком «Тифозная Мэри». После огласки смертоносную кухарку уже взяли под конвой и заставили сдать анализы принудительно. В желчном пузыре обнаружился очаг тифоподобных бактерий. К тому моменту она уже успела заразить семь семейств. Как выяснилось, стремительному распространению болезни способствовало пренебрежительное отношение «Тифозной Мэри» к гигиене – мытье рук при готовке она часто игнорировала как лишнюю «условность». По решению суда, Мэри была отправлена в карантин на остров Норт-Бразер. В течение трех лет, проведенных ею на острове, анализы давали то положительный, то отрицательный результат, так что лечащий врач в конце концов ходатайствовал за снятие карантина, и Мэри отпустили, взяв с нее присягу, что больше она кухаркой работать не будет.

Преступная беспечность

Если до первого карантина упрямство «Тифозной Мэри» можно было объяснить искренним неведением, то период ее временного освобождения уже явно носил вредительский характер. Тяжелый и мало оплачиваемый труд прачки, которой она устроилась после выхода из карантина, не понравился своенравной женщине, и под новой фамилией она снова устроилась кухаркой. После каждой новой тифозной вспышки она молниеносно увольнялась, умело заметая следы, так что долгое время никто не мог ее поймать. До сих пор неизвестно, сколько американских семей стали жертвами ее преступной беспечности. Последним аккордом разрушительной карьеры «Тифозной Мэри» стала ее работа поваром в женской больнице Слоан в 1915 году. Там одновременно заболели аж 25 человек, одна из пациенток скончалась. Вторично пойманную «Тифозную Мэри» вернули на остров Норт-Бразер, отправив в карантин уже пожизненно. К местной знаменитости не иссякал поток журналистов, которым строго-настрого запрещалось принимать из рук «Тифозной Мэри» даже стакан воды. Зато ей поручали кое-какую работу – с 1922 года она смогла работать санитаркой, а с 1925 года мыла пробирки в клинической лаборатории, пока ее частично не парализовал инсульт. Через несколько лет после этого 69-летняя «Тифозная Мэри» скончалась от пневмонии. До конца дней она отказывалась от любых видов лечения брюшного тифа, утверждая, что является жертвой оговора.

Что стало причиной невосприимчивости ее организма к болезнетворным бактериям, осталось загадкой. Возможно, причиной было то, что, по неподтвержденным данным, мать Мэри Маллон перенесла тиф во время беременности, передав инфекцию плоду. Доподлинно известно о 51 жертве заражения от «Тифозной Мэри», трое из которых скончались. Однако в периоде ее работы кухаркой после первого карантина осталось много белых пятен, так что жертв, скорее всего, было значительно больше. С тех пор прозвище «Тифозная Мэри» стало нарицательным. Так в английском языке называют носителей опасных заболеваний, не желающих соблюдать необходимые меры предосторожности.