29/04/20
Сражение при Болимове: почему русские солдаты не заметили газовой атаки немцев

Первая Мировая война вошла в историю как конфликт, на полях сражений которого периодически проводились массированные атаки химическим оружием. Первая попытка обезвредить врага токсичными препаратами была проведена немцами близ польского города Болимов.

Битва при Болимове

Битва при Болимове разгорелась 31 января 1915 года между германскими и российскими войсками. Солдаты 9-й армии генерала Августа фон Макензена должны были провести на данном участке фронта мощную атаку, чтобы ввести в заблуждение соперников и отвлечь их внимание от более важных стратегических пунктов, для завоевания которых Германия и выстраивала свою многоходовую операцию. К слову, этот хитроумный план был успешно реализован, и кайзеровским силам удалось впоследствии совершить Горлицкий прорыв, а также одержать победу в Мазурском сражении и в битве за Варшавский выступ.

В свою очередь перед бойцами 2-й армии русского генерала Владимира Смирнова стояла задача не пропустить немцев, удержать Болимов в своих руках, а вместе с тем оставить под собственным контролем железнодорожную ветку и шоссе, соединявших Лодзь и Варшаву.

Видя решимость российских формирований в отстаивании своих позиций, немецкое командование приняло решение применить против соперника отравляющие вещества.

Химические снаряды Таппена

Для осуществления замысла впервые в истории были использованы химические снаряды Таппена, также известные как «чёрная граната Т». Названные в честь разработавшего их профессора Ганса фон Таппена 15-ти сантиметровые гаубичные снаряды одновременно содержали в себе и ядовитые газы, и взрывчатое вещество. Данная уловка конструктора позволяла немецким военным обойти статью Гаагской конвенции 1899 года, запрещавшую применение оружия, состоявшего исключительно из отравляющих газов.

Снаряд Таппена включал в себя 8 футов (3,6 кг) смеси слезоточивого бромистого ксилилена и бромистого ксилила – лакриматоров, а также взрывчатку, обеспечивавшую до 600 осколочных элементов, разлетавшихся в разные стороны.

В общей сложности по российским позициям было выпущено свыше 18 000 подобных артиллерийских боеприпасов, то есть 72 тонны раздражающего химического вещества.

По лабораторным выкладкам конструктора отравляющие вещества, которыми была начинена «чёрная граната Т», в лесистой местности должны были продолжать оказывать своё действие на человека в течение 24 часов после рассеивания в воздухе, а в закрытых помещениях — до двух суток.

В статье Михаила Супотницкого «Влияние химического оружия на тактику и оперативное искусство Первой мировой войны» отмечалось, что испытавшие на себе воздействие снаряда Таппена, вспоминали, что основной удар от поражающего фактора его отравляющих компонентов приходился на глаза. Описывая своё состояние после воздействия газов, солдаты сравнивали пронзавшую их боль с «ударом хлыста по глазам».

Неожиданный провал

Расстреляв Русскую Армию под Болимовом смертоносными зарядами, генерал-квартирмейстер штаба главнокомандующего Восточным фронтом Макс Гофман устроился на верхнем ярусе местной колокольни, чтобы оттуда наблюдать за торжеством немецкой военной мысли.

Однако результат не оправдал ожиданий командира: вместо умирающих от удушья солдат противника, он увидел успешно оборонявшихся и начинавших переходить в атаку русских и застывших в неком недоумении немцев.

Причина возникновения подобной картины крылась в провале химической атаки. Германские солдаты после крупномасштабного обстрела русских ядовитыми боеприпасами расслабились, потому как полагали, что вся работа сделана. В то же время солдаты 11 российских дивизий под предводительством генерала Василия Гурко, на которых не возымели действия отравляющие вещества, видя разброд на немецких позициях, сразу же перешли в контрнаступление. Однако быстро пришедшие в себя кайзеровские бойцы вскоре остановили атаку соперника, призвав на помощь привычную артиллерию.

Просчёты конструкции

Разработчики снаряда не учли целый ряд факторов, негативно сказавшихся на результатах операции.

На руку русской армии в очередной раз сыграл «генерал Мороз», на этот раз хватило, чтобы столбик термометра застыл на отметке - 21°C, при которой газ, «упакованный» в снаряд Таппена попросту не испарялся. Помимо этого выяснилось, что концентрация паров лакриматоров была недостаточной, чтобы вызвать ожидаемый боевой эффект. К тому же использование в качестве отравляющего вещества слезоточивого газа не способствовало нанесению серьёзного урона численности войск противника.

Новая попытка

После неудачного применения химических снарядов в битве при Болимове немецкие учёные, обслуживавшие военные заказы, учли допущенные просчёты и создали новое смертоносное оружие для проведения атак – газобаллоны.

На этот раз ответственность за результативность лежала на плечах химика Фрица Габера, предложившего вместо газовых боеприпасов использовать газовое облако. Выбрав основным действующим веществом производившийся в большом количестве в Германии хлор, он рекомендовал хранить и доставлять его на фронт в жидком состоянии, под давлением и в специальных стальных баллонах.

Установленная соответствующим образом в траншее ёмкость бездействовала до момента появления попутного атаке ветра, после чего немецкий солдат отвинчивал вентиль, и вместе с движениями воздушных масс хлор попадал на вражеские позиции.

Впервые подобное химическое оружие было испытано немцами 22 апреля 1915 года, когда попутный ветер перенёс смертельное 180 тонное хлористое облако на англо-французские силы, противостоявшие германским войскам в битве на Ипре (Бельгия).

В ходе 5-минутной газовой операции погибло около 5000 солдат союзников, а 10000 получили химические отравления и ожоги разной степени.

Однако успешно начавшаяся для немцев Ипрская битва, так и не вылилась в крупномасштабное наступление, и этому есть как минимум два объяснения. Во-первых, командование Германии не верило в успешность применения химического оружия, а потому не перебросило на данный участок фронта дополнительные силы для дожатия врага, а во-вторых, бойцы принимавшие участие в атаке, за неимением у них действенных средств химзащиты просто отказывались продвигаться на позиции соперника.