08/01/20
Смог бы победить Гитлер, если бы у него в 1941-м году были «Тигры»

Фраза «У истории нет сослагательного наклонения» тем более популярна в обществе, чем больше вариантов альтернативного развития истории ему, обществу, предлагается. Тем не менее, уметь моделировать альтернативное развитие событий должен уметь каждый историк. Ведь без этого невозможно само понимание истории в целом.

Разумеется, речь не идёт про варианты типа «дать Александру Невскому пулемёты» — это все годится лишь для невзыскательной аудитории бульварных романов.

Один из важнейших, а потому интереснейших, периодов Второй Мировой войны —  наступление вермахта на Москву.

Был ли у немцев шанс добиться успеха?

Танки и «Блицкриг»

В 1941 году на Восточном фронте немцы успешно использовали крупные подвижные соединения для окружения приграничных группировок Красной Армии и последующего развития наступления. Принято говорить про танковые клинья, но надо понимать, что успех зависел в большей степени от мотопехоты, моторизованной артиллерии, истребителей танков, и, конечно, авиационной поддержки. Всё это вместе, за счёт отлично налаженного взаимодействия, и прошло катком по советской земле.

Не следует забывать и то, что Красная Армия во многом «помогла» вермахту. РККА так же использовала исключительно наступательную тактику, оборонительные операции в 1941 году за редким исключением не проводились. Весь ход боевых действий на Восточном фронте представлял собой, по сути, один сплошной встречный бой. А в таком бою, как знает любой эксперт, всегда побеждает тот, у кого армия лучше подготовлена и обучена. Что и позволило вермахту, не имея общего численного преимущества, одерживать одну победу за другой и дойти до Москвы.

Конечно, танки являлись ударной силой подвижных соединений. И немецкие танки были отлично приспособлены для этой задачи. Они могли совершать глубокие прорывы, громить советские тылы, оставляя после себя «котлы», в которых остатки войск уже добивала пехота.

Но вот чего не могли немецкие танки образца 1941 года, так это атаковать подготовленную оборону противника. И все кадры кинофильмов, с идущими на советские окопы немецкими танками, а потом эти окопы утюжащими — это лишь выдумка. Такого нет на фото и в кинохронике, нет в документах, нет даже в воспоминаниях ветеранов, которые писались сами, без помощи специально обученных редакторов. Наоборот, везде написано, что танки выполняя роль штурмовых орудий, поддерживали пехоту, которая и прорывала оборону.

И если бы Красная Армия попробовала занять стратегическую оборону, вермахту штурмовать её было бы просто нечем. Потому что для такой работы нужны совсем другие танки, которых в немецкой армии в 1941 году не было совсем.

И в немецком Генштабе это отлично понимали.

Другие танки

В вермахте отлично понимали, что, имея только танки «кавалерийского» типа, армии сложно решать весь спектр задач. И сделав ставку на подвижные соединения, не забывали, что нужны и танки непосредственной поддержки пехоты, и танки прорыва.

И те, и другие разрабатывались с самого начала войны.

Для непосредственного сопровождения пехоты было разработано сразу два легких танка:

Pz.Kpfw.I Ausf.F и Pz.Kpfw.II Ausf.J. При массе в 18-20 тонн они имели лобовую броню толщиной 80 мм. У них была относительно небольшая скорость (25-30 км/час) и не очень сильное вооружение (спаренный пулемёт или 20-мм пушка), но для сопровождения пехоты важнее было то, что очень немногие пушки смогли бы пробить их броню.

Согласно данным, которые приводит Юрий Пашолок в своих работах «Карманный «Тигр» и «Тяжёлая поступь лёгкого танка», к маю 1941 года вермахт должен был получить 475 танков Pz.Kpfw.I F и 339 Pz.Kpfw.II J. И на этом производство останавливать не планировали. Однако, производственные мощности немецкого танкостроения не смогли справиться с этим заказом, а вся Европа, видимо не знала, что она работает на Гитлера. В результате вовремя производство не начали, и новые танки были выпущены небольшой партией лишь весной 1942 года, когда уже всё существенно поменялось.

Кроме танков пехотных, в Германии тогда же создавались и танки прорыва.

Танк созданный фирмой «Хеншель» имел массу в 32 тонны, 75-мм пушку и 50-мм лобовую броню. Танк фирмы «Порше» при массе 40-45 тонн, имел 100-мм лобовую броню, и планировался с 88-мм орудием. В результате получились бы средний и тяжелый танки по советской классификации того времени. Юрий Пашолок в своих работах «Леопард» Фердинанда Порше» и «Предвестники «Тигра», описывая ход работ над этими машинами, сообщает, что работы были прерваны весной 1940 года — все усилия тогда были сосредоточены над увеличением выпуска серийных танков. Поэтому опытные образцы вышли на испытания лишь в конце 1941 года. Если бы германское руководство не остановило работы над танками прорыва, то к осени 1941 года вермахт теоретически мог иметь хотя бы небольшие партии таких машин, в несколько десятков единиц. Что вполне сравнимо с количеством «Тигров» на Курской Дуге.

Остановленный «Тайфун»

В операции «Тайфун», наступлении на Москву, которое по мнению германского руководство должно было победно закончить войну, вермахтом было использовано (по советским данным) 1700 танков. Большинство историков с этим не согласно, им более вероятной цифрой кажется 1500, но подтвержденных данных сегодня нет.

В любом случае это очень немного, учитывая масштабы операции и поставленные задачи. Существенного усиления танками к началу «Тайфуна» не было: на весь Восточный фронт в 1941 году было отправлено для восполнения потерь 89 танков. Ещё прибыло две новых дивизии: в них было 380 машин.

Пробиваться к Москве для немецких танков оказалось слишком тяжело, потери были чрезвычайно велики. И когда немецкие танкисты увидели советскую столицу в бинокли, танков для наступления уже не осталось. К декабрю на всем Восточном фронте на ходу оставалось менее тысячи танков, включая войска под Ленинградом и Ростовом-на-Дону. А начавшиеся морозы обездвижили ещё и все, что были на ходу, особенно чехословацкие машины.

Если бы...

Если бы немецкое командование, не меняло планы, то к началу «Тайфуна» располагало бы в дополнение к тому, что имелось, ещё тысячей танков для поддержки пехоты, и, хотя бы полусотней средних и тяжелых танков прорыва. Это могло бы кардинально изменить ситуацию.

Не боявшиеся советских противотанковых пушек, танки преодолели бы все попытки Красной Армии сдержать наступление. Пехотные дивизии, усиленные батальонами танков новых типов, действовали бы как таран, ломая сопротивление советских войск. А танковые дивизии работали исключительно на глубокие прорывы и создание котлов.

И, что важно, без танков, которые описаны выше, невозможно вести уличные бои, в случае, если бы к Москве всё же прорвались.

Однако, вся эта жуткая для нас картина, упирается в возможности немецкой промышленности. Которые, как оказывается, были весьма ограничены, даже после захвата половины Европы.