13/09/20
RIA Novosti archive, image # / CC-BY-SA 3.0
Сколько золота лишился СССР в Перестройку

Вторая половина 1970-х годов считается временем процветания СССР. Дорожающая нефть приносила Советскому Союзу иностранную валюту, необходимую для обновления основных фондов промышленности, активизировалось строительство, а на полках магазинов появилось изобилие товаров. Однако достаток был иллюзорным: уже подсевшее к тому моменту на «золотую иглу» государство теперь оказалось ещё и на «нефтяном крючке», с которого ему так и не удалось слезть. Добила страну Перестройка.

Привычка затыкать дыры

Для СССР сырьё: зерно, древесина, уголь, нефть — всегда было главным источником валюты, которая была необходима для покупок вне советского блока. Золото же выступало в качестве балансирующей статьи, обеспечивало тылы. Если поступлений было достаточно, то его продажи находилось на низком уровне. Когда же в экономике случались затруднения, продажи золота росли, и в этом плане драгметалл можно считать одним из индикаторов стабильности советской экономики.

К 1953 году золотые резервы Советского Союза достигли максимума в 2 049,8 тонн, что вполне отражало стремительное развитие страны. К тому моменту оно происходило уже не за счёт экстенсивных, а благодаря интенсивным факторам: страна переходила к автоматизации промышленности, большую роль играли наукоёмкие направления — электроника, атомная энергетика, космонавтика. Созданный при Сталине задел позволил динамично наращивать производство вплоть до конца 1950-х, даже несмотря на провал принятых после его смерти реформ по децентрализации.

Но уже к началу нового десятилетия в экономике наметился спад, компенсировать который руководство во главе с Никитой Хрущёвым принялось, продавая золотые запасы. Первая партия весом 148,7 тонны ушла за рубеж сразу после кончины Сталина. В 1963-1964 годах, когда Советский Союз из-за неурожая был вынужден закупать иностранное зерно, на рынок было выброшено 1 244 тонны драгметалла. Всего же за 12 лет было разбазарено порядка 2 900 тонн, пишет в своей книге «Экономика Сталина» экономист Валентин Катасонов.

Если бы не добыча драгметалла, которая с момента начала «оттепели» в среднем составляла 250 тонн в год, Советский Союз мог легко остаться или совсем без золота, или без единого шанса «догнать и перегнать Америку». Однако промысел позволил к концу правления Хрущёва удержать резервы, по оценкам историка Олега Кропотова, на уровне 1 600 тонн.

Новый шанс

В 1965-1971 годах отток золота из СССР на время прекратился. Предпринятая Леонидом Брежневым попытка придать советской экономике второе дыхание с помощью новых форм хозяйствования поначалу имела успех. Среднегодовые темпы увеличения валового общественного продукта (ВОП) в восьмую пятилетку (1966-1970 гг.) составили 7,4 процента, национальный доход вырос на 42 процента (в среднем на 7,7 процента ежегодно). В этот период завершилось формирование единой энергетической системы Европейской части страны, была создана объединённая энергосистема Центральной Сибири. Началось освоение Тюменского нефтегазодобывающего комплекса.

Восьмая пятилетка стала называться «Золотой». Но, по иронии судьбы, именно после неё СССР вновь приступил к активной торговле драгметаллом. В девятую пятилетку взрывной рост, по мере того, как исчерпывался имеющийся потенциал для развития, сменился постепенным замедлением. Сказалась и политика: после событий в Чехословакии и Польше руководство не было готово предоставить ещё больше свободы в экономике.

В 1971-1975 годах ежегодные темпы увеличения ВОП сократились на процент — до 6,4, национального дохода – на два, до 5,7. И это при том, что после нефтяного кризиса октября 1973 года и последовавшего за ним роста цен на энергоресурсы в Советский Союз буквально хлынули доллары. В 1970 году СССР получил от экспорта «чёрного золота» почти 1,5 миллиарда долларов, а в 1975-м, по данным статистического справочника «Внешняя торговля СССР 1922-1981», уже приблизительно 8,08 миллиарда долларов по среднему курсу.

Казалось, ситуация на рынках давала стране ещё один шанс перезапустить экономику. Но вместо того, чтобы по полной вкладываться в развитие промышленности, акцент был сделан на получение сверхприбылей от энергоресурсов – благо освоение месторождений Западной Сибири позволяло удовлетворить самый неуёмный аппетит. В количественном выражении поставки «чёрного золота» из СССР за рубеж выросли с 66,8 миллиона тонн в 1970-м до 119 миллионов в 1980 году. В 1981-м доходы бюджета от нефти составили 32 миллиарда долларов.

Параллельно из экспорта вытеснялись другие товары: если в 1970 году на машины и оборудование в поставках за границу приходилось 21,5 процента, то в 1980-м – 15,8. Доля топлива и электроэнергии выросла соответственно с 15,6 до 46,9 процента. И это при том, что Советский Союза много продавал за рубеж и другого сырья: дерева, угля, металлов, в том числе и золота.

«Большая часть годовой добычи жёлтого металла выбрасывалась на мировой рынок, чтобы хоть как-то компенсировать падающую эффективность советской экономики. Фактически страна «подсела» на «золотую иглу», а с 1973 года, когда после разразившегося энергетического кризиса резко выросли цены на «чёрное золото»,– также на «нефтяную иглу», — подчёркивает Валентин Катасонов.

Продавай, пока можешь

За период с 1953 по 1991 годы, по подсчётам эксперта, СССР продал около 8,5 тысячи тонн драгоценного металла. Доктор экономических наук Владимир Адрианов считает, что реальная цифра чуть ниже – 8,2 тысячи тонн. Из них более пяти тысяч тонн поступило за рубеж после 1972 года. А в период с 1970 по 1979 годы, по данным американского экономиста Тимоти Грина, около двух тысяч тонн.

Олег Кропотов считает, что к концу правления Брежнева в резервах Советского Союза осталось всего около 437 тонн золота. В 1982 – 1985 годах, когда страной руководили поочерёдно генсеки Юрий Андропов и Константин Черненко, запасы чуть увеличились — до 718 тонн, но на внешние рынки всё равно отправлялись существенные объёмы драгметалла. К примеру, в 1985-м на экспорт было выставлено 297 тонн. И это несмотря на то, что в период с 1983 по 1985 годы цена золота упала с 511,5 до 284,25 долларов за тройскую унцию.

Впрочем, снижение стоимости всё-таки затормозило распродажу. Даже в первые годы Перестройки, когда рухнувшие со 104 до 30 долларов за баррель цены на нефть нанесли экономике ощутимый удар, поставки драгметалла за рубеж находились на сравнительно невысоком уровне. В 1986-м, приводит данные Катасонов, на экспорт выставили 75 тонн золота, в следующем году – 48 тонн. После того, как в декабре 1987-го тройская унция вновь стала стоить более 500 долларов, советские власти установили квоту на 1988 год на уровне 96 тонн.

Лишь в 1989 году распродажа золота возобновилась с новой силой. К тому моменту стало понятно, что попытка «ускорения» провалилась: введение в государственно-плановую экономику отдельных элементов рынка не устранило проблему дисбаланса и в первую очередь дефицита товаров широкого потребления; ресурсов для того, чтобы перейти от экстенсивного к интенсивному развитию найдено не было. В 1989-м на экспорт выставили 245,5 тонн золота, но государственный бюджет впервые за долгие годы всё равно был свёрстан с дефицитом.

Согласно опубликованному в 1992 году платёжному балансу СССР, в 1990-1991 годах за рубеж было продано золота на 6,5 миллиарда долларов или 540 тонн. «Плюс к этому за границу было отправлено еще 250 тонн золота в качестве обеспечения под западные кредиты. Таким образом, за последние два года существования СССР было вывезено более 790 тонн золота. Всего за годы Перестройки из страны ушло более 1,5 тысячи тонн золота», — подсчитал Катасонов.

Эксперт отмечает, что «столь интенсивного исхода золота за национальные границы не знала ни одна страна мира за всю историю человечества». От 2 050 тонн резервов, оставшихся в 1953 году, осталось всего 290 тонн, а практически весь добываемый металл был продан. И это, пожалуй, является достаточно ярким подтверждением несостоятельности выбранной в послесталинское время модели командно-административной системы.