01/06/20
Сколько трофеев имел право послать из Германии красноармеец

По законам войны победители всегда имеют право на трофеи. В первые годы Великой Отечественной войны трофеями для бойцов РККА становилось легкое стрелковое оружие и военная техника. С начала 1943 г. ситуация начала меняться, были созданы трофейные бригады. Красноармейцам разрешили отправлять домой посылки с законной «добычей».

После разрушенных сёл

Когда война переместилась на территории стран, оккупированных Германией, солдаты оказались на «цветущей» земле. После сожженных деревень и разоренных советских жителей даже самый бедный быт казался роскошью. Бойцы часто видели в домах бывших оккупантов вещи с клеймами «Сделано в СССР».

Естественное желание набить вещмешок часто мешалось с брезгливостью, поэтому предметы роскоши часто уничтожались на месте.
Владимир Осипович Богомолов, писатель-фронтовик, вспоминал, что, попав в Германию, красноармейцы видели сытую жизнь фермеров, шикарные дома, опрятную одежду и тучные стада, и это оборачивалась ненавистью к мирному населению. Некоторые фронтовики, например, Н.Н. Решетников, военврач из Кенигсберга, отмечали, какую разрядку получали солдаты, уничтожая «богатые» предметы.
Генерал-лейтенант А.Д. Окороков, бывший начальников политуправления 2 БФ, подчеркивал, как меняется настроение в РККА. Бесконтрольное барахольство расшатывает дисциплину. Нажиться хотят, в первую очередь, тыловики. Красноармейцам чаще было не до того, но тут уже командование решило разумно распорядиться оставляемым богатством.

Право на посылку

Советское командование боролось с «барахольством», при этом не забывая поощрять военнослужащих за счет противника. С конца 1944 г. солдатам разрешалось посылать домой вещи первой необходимости. Был разработан даже специальный регламент, сами же вещи выдавались красноармейцам с трофейных складов.

Доктор исторических наук Елена Синявская пишет, что по постановлению ГКО разрешение на отправку трофейных посылок получали, в первую очередь, бойцы, отличившиеся на передовой. Командир части выдавал специальное разрешение, являвшееся поощрением за отличную службу.

К марту 1945 г. директивой Военного Совета БФ регламентировалось количество посылок. Каждый боец мог отправить одну посылку, причем не лично, а через уполномоченных от части. Командование следило, чтобы все бойцы с передовой могли реализовать свое право на посылку на родину. Для семей раненых и погибших бойцов посылки собирались централизованно.

Солдатам разрешалось отправлять раз в месяц одну посылку весом до 5 кг. Плюс к этому, денежное довольствие, выплачиваемое бойцам оккупационными марками, тратилось только на территории Германии. Купленные через трофейный склад либо военторг вещи отправлялись отдельно.

Брать только новое!

Каждая посылка обязательно должна была содержать опись вложения. Запрещались к отправке ношеные вещи. На немецких мануфактурах было достаточно реквизировано товаров, поэтому, чтобы не поощрять грабеж мирного населения, было введено жесткое правило – отправлять только новое!

Состав посылки был не важен – она ценна была тем, что в СССР ничего лишнего не было. Ненужные вещи на месте продавались или обменивались. Ценились отрезы тканей (до 6 метров), обувь, тетради, карандаши, женское белье, часы, кожгалантерея. Особой строкой шел деликатес – сахарин. Отправлялись на родину только необходимые в хозяйстве вещи: швейные иголки, гвозди, рубанки.

Красноармейцы так описывали происходящее. Все трофеи – законные, взятые либо в магазинах, складах, либо среди распотрошенных чемоданов тех, кто удрал из Берлина накануне штурма. Приказ товарища Сталина об отправке посылок домой восстанавливает справедливость. Посылать на родину стоит то, что награблено и нажито за счет бедствия советских людей.

Постановлением Военсовета 1 БФ с марта 1945 г. официально разрешалось комплектовать трофейные посылки для хорошо исполняющих службу красноармейцев ежемесячно сахаром или кондитерскими изделиями до 1 кг, мылом – 200 гр, тремя-пятью позициями из списка ширпотреба (носками, чулками, бритвами, лезвиями, одеждой, зубными щетками, подтяжками, детскими предметами, пуговицами, одеколоном, канцтоварами).

При демобилизации каждый рядовой мог рассчитывать на ценный предмет от командования – бритвенный прибор, часы, радио, аккордеон, фотоаппарат. На каждую крупную вещь полагался документ о дарении командованием либо приобретении законным путем.
Военсоветам рекомендовалось выдавать подарки и продавать за плату вещи с учетом индивидуального подхода к заслугам бойцов и их семейного положения. Домой на гражданку красноармейцы везли сверх всего положенные им десять килограммов муки, два килограмма сахара, две четырехсотграммовые банки мясных консервов. Для голодного СССР это было настоящее богатство.

Расхитителям посылок полагалось исключение из партии (или комсомола) и пять лет лагерей. Хищение отправлений не носило массового характера. Чаще всего на этом ловили гражданских работников почты на территории СССР.

По распоряжению И.В. Сталина военнослужащие, демобилизованные из рядов РККА, освобождались от таможенного досмотра. Особые отделы, сопровождавшие эшелоны домой, и так прекрасно знали, кто и что везет. Офицеры могли провозить гораздо большие объемы трофейных подарков, а у солдат все было на виду и задокументировано.

По сравнению с союзниками, военнослужащие РККА не злоупотребляли своим положением. Австралийский военкор Осмар Уайт в дневнике писал, что победа означает право на трофеи. Победители-англичане брали у врагов все, что нравилось. Военная полиция закрывала на все глаза, пока контрабанда не приобрела вид организованного криминального рэкета. В Англию шли целые корабли, груженые добром, «отжатым» у немцев.

В высшем военном эшелоне власти СССР тоже были перегибы. Иногда вместо раздачи трофейное имущество продавалось. Деньги, правда, отправлялись в казну. В целом военное командование жестко контролировало распределение, стараясь не обделять никого из генералов, офицеров и рядового состава.