11/01/20
Сколько стоил советский рубль на оккупированных территориях СССР

На оккупированных немцами территориях СССР советские деньги имели хождение практически год. Гитлеровцы поначалу не обращали на это внимания, да и собственных мощностей для выпуска оккупационных денег не хватало, а товарооборот замирать был не должен. Максим Кустов в книге «Цена победы в рублях» пишет, что не только рыночные цены были в рублях, рублями же оккупанты выдавали зарплату и премии полицаям и прочим коллаборационистам.

Рубль – легальное средство платежа

В Киеве осенью 1942 года килограмм хлеба стоил 250 рублей, стакан соли – 200 рублей, килограмм масла – 6 000 рублей и килограмм сала – 7 000 рублей. Всё это превышало финансовые возможности подавляющего большинства населения, заработная плата рабочих и служащих в среднем составляла 300-500 рублей в месяц. Сигареты продавались поштучно – 2 рубля за штуку. Источником сигарет, как и многих других товаров, по воспоминаниям переживших оккупацию, были немецкие и венгерские солдаты. У них брали оптом, потом распродавая в розницу.

Налоги с украинского населения гитлеровцы сначала тоже брали в советских дензнаках – порядка 200 рублей в год подушной подати, хотя были налоги на окна, двери и «излишнюю» мебель.

Примерно так же обстояли дела в оккупированной Прибалтике и Белоруссии, разве что последняя частично входила в состав Восточной Пруссии и на этих территориях имели хождение настоящие рейхсмарки. Но если у представителя оккупированного населения на руках оказывалось более 10 рейхсмарок, законность их происхождения необходимо было доказывать документально.

Деньги оккупации

Из публикаций Щелокова, Парамонова, Сенилова и Орлова, равно как из книги Мюллера «Вермахт и оккупация (1941-1944)», складывается следующая картина. В 1942 году началось централизованное изъятие советских рублей с заменой их оккупационными денежными знаками. Для Украины это были карбованцы, имевшие хождение и в Белоруссии. Для Литвы, Латвии, Эстонии и Белоруссии – оккупационные марки и расчётные квитанции, выдававшиеся в обмен на сданные продукты, шерсть или лён. В 1944 году в Риге допечатали расчётные квитанции со сроком действия до 30 апреля 1945 года.

Похожие «расчётные средства» имели хождение на захваченных территориях Северной России и части Ленинградской и Псковской областей, входивших в прифронтовую зону. Естественно, что никаким реальным содержанием эти расчётные знаки не обладали и стоили не дороже бумаги, на которой были выпущены. Это было одной из сторон изъятия у населения ценностей, когда реально получаемую продукцию сельского хозяйства, а то и сданное золото в специальные приёмные пункты обменивали на ничего не стоившие бумажки. Причём сдавать сельхозпродукцию население было обязательно по специально установленной заниженной цене. Все довоенные вклады на оккупированных территориях были аннулированы без компенсации. К этому времени хождение советских рублей было запрещено, причём крупные купюры изъяты без компенсации.

На Украине меняли советские рубли на карбованцы по курсу 1:1, но не более 200 рублей наличными. Суммы свыше 200 рублей зачисляли на специальный беспроцентный «счёт сбережений» и вместо наличных выдавали банковскую расписку. На территории Украины в обороте были карбованцы, оккупационные марки, цинковые и бронзовые немецкие монеты в 1, 2, 5, 10 пфеннигов и советская мелочь от 1 до 20 копеек. Карбованцы были подвержены серьёзной инфляции, и к весне 1944 года население фактически отказалось от расчётов в них, перейдя на натуральный обмен. Кстати, за выдачу партизан или евреев, бежавших из гетто, гитлеровцы платили также натурой – пуд муки или корова, говорят данные сайта «Я помню».