Сколько пленных солдат Вермахта сбежало из советских лагерей

Всем известно о героических побегах красноармейцев из концлагерей Третьего Рейха. Советские бойцы присоединялись к отрядам европейского Сопротивления и продолжали борьбу с фашизмом до самой Победы. А вот тема пленных немцев, совершавших побеги из советских лагерей, оставалась засекреченной до 1990-х годов.

Количество побегов

Во время Великой Отечественной войны в Советском Союзе разрослась сеть лагерей ГУПВИ (Главного управления по делам военнопленных и интернированных). По ним распределялись миллионы пленных солдат и офицеров Вермахта. Чтобы сделать лагеря рентабельными, советское руководство использовало немцев на различных работах. Однако многим из них не хотелось «работать на русских», особенно убеждённым нацистам.

По данным сборника документов «Военнопленные в СССР», с 1943-го по 1948-й годы из советских лагерей военнопленных сбежало 11 403 человека (не только немцев, но и их союзников). 10 761 беглец был задержан, 292 человека убиты. И лишь 350 беглых пленных сумели избежать ареста. Больше всего таких инцидентов случалось в первые годы войны, когда охрана лагерей ГУПВИ оставляла желать лучшего. Однако, как считает кандидат исторических наук Дмитрий Перевощиков, количество побегов «не было таким значительным, чтобы превратиться в серьёзную проблему».

Большое значение имело географическое положение конкретного лагеря

«Большинство побегов совершалось из лагерей, расположенных в Прибалтике и Белоруссии, на Украине, в европейской части России», – отмечает историк Сергей Букин.

Чем дальше к востоку, тем побеги становились реже. Например, в Удмуртии, где располагалось четыре крупных лагеря, в 1941-1949 годах совершалось около 20 побегов в год. А в Сибири бежать и вовсе решались редкие смельчаки. Например, тюменский лагерь №93 за все годы его существования нелегально покинули 17 военнопленных. В Алтайском крае было зафиксировано всего 47 побегов, хотя именно в этом регионе беглые солдаты Вермахта могли рассчитывать на помощь местных жителей – немецких колонистов.

Количество побегов зависело от времени года. Больше всего таких попыток совершалось с конца зимы до начала осени.

Неудачи беглецов

Большинство беглецов быстро ловили и возвращали в лагеря. Наказание за побег предусматривалось незначительное – арест на 10 суток и зачисление в штрафной взвод.

Что касается тех, кого не поймали сразу, то судьбы многих из них сложились трагически. Бежавшего из лагеря в Сибири Курта Купфера растерзали в тайге волки. Бывший солдат Ганс Клаппе умер на болоте от голода. Сбежавший 25 декабря 1945 года из лагеря в Рубцовске Эрнст Август Фуглер попросту замёрз на морозе.

Другим всё же удавалось пройти на воле значительное расстояние. Например, в августе 1945 года в Тамбовской области были схвачены Иоанн Шмиц и Штапен Хорман. Они бежали в июне из рязанского лагеря. А летом 1946 года в Агрызе (Татарстан) поймали немца Динкерса, сбежавшего из лагеря в Свердловске. Возвращать его на Урал не стали, а разместили в ближайшем лагере.

Беглецов выручало знание русского языка. Времена были трудные, по стране перемещалось множество людей, и немецкий акцент не всегда обращал на себя внимание. Известны случаи, когда беглецы, чтобы заработать на жизнь, устраивались на работу в колхозы. Большое преимущество было у бывших крестьян и ремесленников, например, кузнецов. Однако если местные жители догадывались, что перед ними беглый пленный, они, как правило, доносили «куда следует».

Успешные побеги

Перед тем, кому удавалось сбежать, стояла альтернатива: либо пытаться уйти на Запад, чтобы достичь Германии, либо примкнуть к незаконным вооружённым формированиям.

Удивительна судьба экс-казначея одного из батальонов Вермахта, Германа Билера. В августе 1944 года он попал в плен и был отправлен в лагерь №119 в Зеленодольске (Татарстан). Пару лет Билер добросовестно трудился, но затем его одолела тоска по жене и детям. Скопив денег (пленным платили зарплату), насушив сухарей и достав гражданскую одежду, немец стал готовить побег. 5 августа 1946 года во время выхода на строительный объект он сбежал в картофельное поле. В Казани Билер запрыгнул в товарный поезд до Москвы. Оттуда, прячась среди багажа, он доехал до Смоленска, а затем до Калининграда. Купив здесь удостоверение на имя умершего немца, беглец прежним способом, прячась в поездах, миновал три охраняемые границы. 30 августа 1946 года Герман Билер достиг родного городка Хофгайсмера в Гессене.

Более простой путь заключался в том, чтобы вступить в антисоветские отряды. Например, 14 немецких солдат и офицеров, которым удалось сбежать из лагеря отдельного рабочего батальона №445 в городе Ковеле, «влились» в одну из банд УПА*. А немец Йозеф Фраш, также бежавший из советского плена, до 1952 года воевал в рядах прибалтийских «лесных братьев». Впрочем, в конечном счёте участь тех, кто присоединился к повстанцам, оказалась незавидна. Они были либо застрелены, либо арестованы – но уже не как беглые военнопленные, а как государственные преступники.

* - организация «Украинская повстанческая армия» запрещена на территории России.