15/01/20
Штурм Бреслау: как Красная армия взяла город-крепость Гитлера

Только спустя четыре дня после падения Берлина советским войскам удалось занять город Бреслау. Сейчас это польский Вроцлав, однако в 1945 году город представлял собой укреплённую немецкую крепость с многочисленным гарнизоном, взять которую не удавалось более 80 дней.

Город-крепость

Бомбардировщики союзников не долетали до Бреслау, и в его окрестностях концентрировалось большое количество предприятий военно-промышленного комплекса рейха. Сюда перевели и ряд госучреждений, после чего город стал носить неофициальное прозвище – «Бомбоубежище Гитлера». С лета 1944 года 600-тысячный Бреслау превратили в крепость, чему способствовало его удобное расположение с многочисленными реками, каналами и болотистыми местностями.
За идеологическую обработку бойцов и местного населения отвечал ярый нацист – гауляйтер Карл Ханке, а комендантом Бреслау был генерал-майор Герман Нихоф. В будущей обороне стратегически важного города было задействовано 50 тысяч солдат вермахта и 40 тысяч бойцов фольксштурма. В январе 1945 года город оказался на пути Красной армии, и Ханке приказал всем жителям, не способным сражаться, покинуть Бреслау.
Эвакуация проходила в беспорядке, а в давке на мосту через Одер погибло множество детей и женщин. Из-за неорганизованности к моменту начала боёв в городе остались сотни тысяч жителей. Большое значение в будущем сражении имел человеческий фактор. Гауляйтеру Ханке удалось убедить солдат, что помощь близка и они должны сражаться до последнего.

Начало штурма

Бои за город начались 16 февраля 1945 года, и взять укрепрайон предстояло 5-й и 6-й Гвардейской армии при поддержке 7-го и 4-го танковых корпусов. Согласно советским ведомостям боевого состава, в боях за Бреслау в разные этапы битвы участвовало от 35 000 до 45 000 бойцов. С северной стороны города находились обширные болота, поэтому штурм начался на его южных и западных окраинах. На узких улицах средневекового Бреслау советские танки становились лёгкой добычей противника, и немецкие бойцы, вооружённые фаустпатронами, устроили за бронетехникой настоящую охоту.
Только за вторую половину февраля Красная армия потеряла в городских кварталах более 160 танков и самоходок, а наличие разветвлённой системы дорог позволяло немцам оперативно перебрасывать свою технику на критические участки. Оценив обстановку, советское командование решило поменять тактику и сделало ставку не на крупные танковые соединения, а на закалённую в боях русскую пехоту.

Пехота идёт в бой

Главной ударной силой стала 62-я отдельная инженерно-сапёрная бригада, специально подготовленная для уличных боёв. Бойцы штурмовых батальонов помимо стрелкового оружия располагали огнемётами, переносными станками для реактивных снарядов, трофейными фаустпатронами. Солдаты защищались металлическими панцирями и были профессионалами подрывного дела.
Активно применялись «коктейли Молотова»: за сутки советские бойцы тратили по 1 000 бутылок. Важным элементом боёв стали дымовые завесы, которыми штурмовые батальоны прикрывались от немецких огневых точек. Отлично проявили себя три батальона морской пехоты Балтийского флота, которая всегда славилась стойкостью и высокой боеготовностью.
Танки выводились на огневые позиции только после того, как пехота «зачистит» этажи, подвалы и чердаки зданий. Советские бойцы забрасывали противника гранатами, выжигали его огнемётами, но немцы всё равно отчаянно сопротивлялись. Нередкими стали рукопашные схватки. Бронетехника также использовались в качестве тарана. Танки проламывали уличные баррикады или огнём пушек пробивали бреши в атакуемых объектах.
Соотношение обороняющихся и наступающих было почти одинаковым, но русские солдаты несли потери и выдыхались. Однако после коротких передышек бойцы снова шли в бой. К концу апреля русские захватили западную и южную часть Бреслау, а к началу мая командующий штурмом генерал Глуздовский, ожидая немецкой капитуляции, приказал перейти в оборону.

Бегство гауляйтера и потери сторон

Немецкий гарнизон сражался отчаянно и, всё ещё веря в помощь, сдаваться не собирался. В отличие от простых бойцов гауляйтер Карл Ханке знал о реальном положении вещей, потому 5 мая он сбежал из осаждённого города на самолёте. За день до этого к коменданту города Герману Нихофу приходили местные священники, пытавшиеся уговорить его капитулировать, и только после того как гауляйтер сбежал, 6 мая генерал приказал бойцам сложить оружие. Через несколько дней гауляйтер Ханке будет убит чехословацкими партизанами.
В боях за Бреслау Красная армия потеряла 9 тысяч, а вермахт 7 тысяч убитыми. Потери среди гражданских вместе с бойцами фольксштурма достигли 80 тысяч ранеными и убитыми. При этом германские потери ещё выше, так как официальные данные не учитывают сбитые самолёты снабжения и эвакуации.
Комендант крепости генерал Нихоф в своих воспоминаниях писал, что его войска потеряли 6 тысяч убитыми и 29 тысяч ранеными. Советские войска потеряли до 40 тысяч только убитыми. Данные немецкого военачальника документально не подтверждены. Штурм города вёлся силами малочисленной 6-й армии, и получаемое ею подкрепление могло лишь компенсировать понесённые ранее потери, поэтому такая большая разница в соотношение потерь невозможна.