05/01/20
«Штрафбат»: главные ошибки фильма

Российский сериал «Штрафбат», вышедший в 2004 году, по сей день вызывает бурные дискуссии среди поклонников исторического кино. Многие зрители только после просмотра картины узнали о том, что в Красной Армии существовали штрафные батальоны. Однако далёко не всё, что показал режиссёр Николай Досталь, соответствует реалиям Великой Отечественной войны.

Ошибка 1: командовать штрафбатом мог «штрафник»

В сериале показано, что направленный в штрафной батальон офицер Твердохлебов возглавил подразделение. Однако на самом деле он не мог командовать батальоном, так как считался разжалованным из офицеров. На такие должности назначались только действующие офицеры Красной Армии.

Ошибка 2: «ударной силой» штрафбатов были бандиты из лагерей

Уже в сталинском приказе №227 от 28 июля 1942 года (известном под названием «Ни шагу назад») оговаривалось, что штрафные батальоны и роты создаются, как и у немцев, для бойцов и командиров, «провинившихся в нарушении дисциплины».

На Великой Отечественной войне действительно воевали заключённые ГУЛага, но в штрафбат могли попасть лишь те, кто до осуждения имел офицерское звание. Матерых уголовников – грабителей и убийц – в один строй с красноармейцами, пусть и виновными в нарушении дисциплины, как правило, не ставили. Всего из мест заключения на фронт попал 1 млн человек. Такая возможность предоставлялась людям, осужденным за малозначительные бытовые и производственные преступления (а в сталинскую эпоху посадить могли даже за прогул на заводе). 90% узников ГУЛага, по данным историка Юрия Рубцова, попадали в линейные части, а не в штрафные. Что касается «политических» преступников, то они всю войну провели в лагерях – власти считали их неблагонадёжным элементом и на фронт не пускали.

Ошибка 3: безоружных штрафников гнали вперёд выстрелами в спину

Сценарист «Штрафбата» Эдуард Володарский, основываясь, как он утверждал, на воспоминаниях бойцов штрафбатов, показал, что они воевали почти безоружными, в отличие от заградотрядов НКВД. Однако, как пишут профессор Сергей Гайдин и его соавторы, о плохом вооружении штрафников и речи быть не могло быть, так как их посылали на самые сложные участки фронта, где требовалась реальная огневая сила. Кроме того, далеко не всегда заградотряды «дышали в спину» штрафбатам.

«Несмотря на полученное ими право расстреливать дезертиров и паникеров на месте, они, судя по воспоминаниям фронтовиков, пользовались этим правом только в исключительных ситуациях», — отмечает Гайдин.

Случались и аресты, и расстрелы, но они не носили массового характера. Например, за период Сталинградской битвы заградотряды Сталинградского и Донского фронтов расстреляли только 712 человек – ничтожное число по сравнению с общей численностью воюющих. Цель присутствия заградотрядов заключалась в том, чтобы не пропускать в тыл шпионов и диверсантов, кроме того, командование рассматривало бойцов НКВД как оперативный резерв.

Ошибка 4: в штрафных частях служили годами

Исследователь Семён Шувалов, проанализировав несколько серий «Штрафбата», заметил, что действующие лица служат в штрафном подразделении с начала осени 1942 по 1944 гг. Данный факт, по справедливому замечанию Шувалова, противоречит приказу НКО, ограничившему срок службы в штрафном батальоне или роте тремя месяцами. Такие краткие сроки командование установило не случайно – смертность в штрафбатах была гораздо выше, чем в других частях, поэтому служить в них несколько лет никто не мог чисто физически.

Ошибка 5: штрафные части занимали сёла

Показанная в фильме «вечеринка» на селе при всей её колоритности никак не могла состояться. По словам военного историка Владимира Дайнеса, штрафникам запрещалось входить для ночёвки в населённые пункты, они могли размещаться только в окопах.

Как видим, ошибок у сериала очень много и они объясняются, по-видимому, отсутствием у съёмочной группы военных консультантов. В то же время нельзя не отметить, что многие критические нападки на «Штрафбат» объясняются не фактологическими неточностями ленты, а тем, что она не соответствует привычному кинематографическому канону, показывающему события Великой Отечественной в духе «героического эпоса».