22/01/20
Сергей Круглов: тайна гибели самого «человечного» главы НКВД

Народным комиссариатом внутренних дел – или, проще говоря, НКВД – за 12 лет существования руководили четыре человека. Трое наркомов, чьи имена заставляли трепетать советских граждан не меньше, чем зловещая аббревиатура из четырех букв, сами угодили в жернова воздвигнутой ими махины и плохо кончили. Генриха Ягоду и Николая Ежова судили как шпионов и «врагов народа», поставив к стенке с интервалом в два года. Парившего выше всех, но рухнувшего оземь, обжегшись о солнце Лаврентия Берию, скорее всего, «грохнули» в подземном бункере штаба Московского военного округа.

Верный помощник Берии

Из всех заместителей Берии в НКВД военного периода Круглов считается самым «человечным». Не случайно именно ему и выпало принять ведомство после того, как обстановка ввиду завершения Второй мировой войны несколько успокоилась, и Берия получил возможность сосредоточиться на атомном проекте СССР, который он курировал. С преобразованием наркоматов в министерства весной 1946 года Круглов сохранил свою должность. Впрочем, мало кто сомневался, что в реальности патронаж спецслужбой продолжает осуществлять Берия, – а новый министр лишь проводит его указания в действие.

Только этим можно объяснить то, как покорно Круглов уступил министерское кресло Берии после смерти Иосифа Сталина в марте 1953 года. Одновременно к МВД присоединили МГБ: укрупненное ведомство получило уникальные полномочия. Как известно, оставшись без вождя в Кремле, Берия «плавал» совсем недолго. Уже 26 июня еще недавно второго человека в государстве арестовали, а пост министра внутренних дел повторно передали Круглову. Сергей Никифорович попал в крайне щекотливую ситуацию. Ему, близкому соратнику Берии, было поручено расследовать «злодеяния» бывшего шефа, а заодно расправиться с самыми одиозными фигурами из окружения Лаврентия Павловича эпохи НКВД.

Болезненное падение

На следующий день после ареста Берии Круглов лично допрашивал его в здании на Новой Басманной. Один из основных участников свержения Берии среди представителей силовых ведомств генерал Кирилл Москаленко не согласился с тем, чтобы заместитель вел следствие по делу собственного начальника. В свою очередь Круглов жаловался членам Президиума ЦК на «плохое обращение» с Берией в тюрьме.

В следующем, 1954 году Круглов приложил руку к созданию КГБ. Однако проявленное им ранее сострадание к Берии внушало недоверие и даже страх у сильно обновившейся партийной верхушки. Круглова рассматривали как верного человека разоблаченного «шпиона». Его карьера в силовых ведомствах оборвалась в начале 1956 года – ровно тогда, когда новое руководство страны почувствовало себя готовым к серьезным кадровым перестановкам.

Казалось, Круглова пытались сломить морально, переставляя его на все менее престижные посты. За позицией замминистра строительства электростанций СССР последовало совсем уж мелкое место заместителя председателя Совнархоза Кировского района. Пожалуй, лишь Вячеслав Молотов и Георгий Маленков в те годы летели еще круче.

Будни пенсионера

Но даже на незаметных должностях Круглов кому-то не давал покоя. С возвышением Никиты Хрущева продолжалось его оглушительное падение с высоты советского Олимпа практически в самые низы. В 1958-м бывшего шефа МВД уволили на пенсию, в следующем году выселили из элитной квартиры и лишили генеральской пенсии, а еще через год исключили из партии за «грубые нарушения социалистической законности». Государственную дачу в Жуковке тоже, естественно, отобрали.

Круглов едва ли был глупым человеком, продержавшись столько лет в руководстве силовых ведомств, а потому не испытывал иллюзий по поводу своей судьбы. Следовавший один за другим удары пожилой отставник переживал стоически. Он, конечно, прекрасно знал, чем кончил каждый из его предшественников, а потому радовался уже тому, что времена изменились. При Хрущеве никто не осмелился бы расправиться со свергнутым экс-министром, да и особо не за что было его «кончать». Опустить на самое дно – другое дело. Пройдет совсем небольшой срок, и сам первый секретарь ЦК КПСС испытает аналогичные унижения.

Остаток жизни Круглов провел скромно, мало чем отличаясь от заурядного московского пенсионера. Зимой предавался обывательским заботам по выживанию в советских реалиях, будучи отлученным от спецмагазинов и спецобслуживания. А с мая на летний сезон выезжал на дачу – пожилая чета Кругловых имела половину дома недалеко от платформы «Правда» Ярославского направления в Пушкинском районе.

Загадочная гибель

Утром 6 июля 1977 года Круглов проводил свою супругу Таисию Дмитриевну на электричку. Вечером или, в крайнем случае, на следующий день он и сам намеревался вернуться по делам в Москву – обратный билет был приобретен еще до выезда за город на Ярославском вокзале. Однако в назначенный срок Сергей Никифорович в московской квартире в Малом Каретном переулке не появился. Заподозрив неладное, его жена вместе с внуком Димой снова отправилась на дачу.

Увиденное в поселке лишь усилило тревожные предчувствия. Калитка и дверь в дом оказались открытыми, а главы семьи нигде не было. В местном отделении милиции об исчезновении бывшего руководителя ведомства ничего не знали. Однако через несколько часов дочь Круглова Ирина, поехавшая по просьбе матери в московскую квартиру, обнаружила в замочной скважине записку из милиции. По телефону Ирине Кругловой сообщили: «Ваш отец травмирован поездом».

Обстоятельства произошедшего на железнодорожных путях у станции «Правда» так и не были выяснены досконально. По первоначальной версии милиционеров, Круглов, пренебрегая правилами безопасности, переходил рельсовую линию в неположенном месте в темное время суток и не заметил приближавшегося поезда. В кармане пиджака погибшего нашли паспорт и билет на электричку.

Случившееся списали на пожилой возраст 69-летнего Круглова. Иных подробностей следственная проверка по делу не выявила, хотя непонятным осталось, как минимум, -- почему Сергей Никифирович перед отъездом в Москву не запер дачу. Тот факт, что покойный, несмотря на преклонные годы, являлся опытнейшим оперативным сотрудником и едва ли в здравом уме мог позволить себе такую беспечность, как игнорирование хорошо заметных в темноте фар поезда, тоже во внимание почему-то не приняли.

Странное следствие

Версии о насильственной гибели Круглова, возможной причастности к трагедии неизвестных лиц не отрабатывались. Исходя из того, как было обставлено дело, напрашивался вывод, что уход из жизни экс-министра – случайный или подстроенный – был выгоден новому руководству силовых ведомств. И копаться в деталях, устанавливая истину, никто не хотел. МВД, которое возглавлял тогда Николай Щелоков, отказалось брать на себя организацию похорон. Кремировать труп Круглова, договариваться с администрацией Новодевичьего кладбища и проводить остальные полагающиеся церемонии родственникам пришлось самостоятельно.

Через две недели после гибели экс-министра внутренних дел газета «На боевом посту» опубликовала некролог, в котором, в частности, сообщалась следующая информация: «В результате несчастного случая трагически погиб бывший министр внутренних дел СССР генерал-полковник Круглов Сергей Никифорович, член КПСС с 1928 года. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили заслуги Круглова перед Родиной, наградив его пятью орденами Ленина, двумя орденами Кутузова первой и второй степени, орденом Суворова первой степени, тремя орденами Красной Звезды, многими медалями. Светлая память о Круглове навсегда сохранится в наших сердцах». О гонениях на покойного и его исключении из партии в заметке не было ни слова.