«Русский корпус» против усташей: почему эти союзники Гитлера воевали между собой

Вторая Мировая война — это не только грандиозная битва стран антигитлеровской коалиции с Третьим Рейхом и его союзниками. Существовало множество различных групп и небольших стран, которые в этой войне преследовали свои собственные интересы. Что приводило и к отрытым военным столкновениям вроде бы союзных сил.

Одним из примеров такого театра военных действий, где было больше двух воюющих сторон, являлась территория оккупированной Югославии.

Партизанская война в Югославии

В апреле 1941 года всего за десять дней была разгромлена и капитулировала Югославия. Государство было оккупировано Италией, Венгрией, Болгарией и конечно, Германией. Даже Албании досталась часть Македонии и Черногории, хотя сама Албания была оккупирована Италией.

Кроме того, большая часть югославской территории (собственно Хорватия, Босния, часть Далмации и Словении) вошла в состав Независимого государства Хорватия. Власть в Хорватии захватили усташи — националистическая организация, устроившая на своей территории чудовищный геноцид сербов, евреев и цыган.

С разгромом Югославии война на Балканах не закончилась, а только началась.

Часть югославской армии не захотела смириться с поражением своей страны и перешла к партизанской войне. Причём партизанских движения было целых два. Сначала возникли «четники» — вооруженные отряды, ориентирующиеся на монархическое правительство Югославии в изгнании. Чуть позже появилась Народно-освободительная армия Иосипа Броз Тито, которая придерживалась коммунистических взглядов. И четники, и партизаны Тито сражались против немецких, итальянских, венгерских и болгарских оккупационных войск, а также против усташей. При этом они сперва выступали как союзники, но впоследствии стали открыто враждовать.

Русский охранный корпус

После Гражданской войны в России самое большое количество солдат и офицеров Белой армии осело в Югославии.

После того, как в 1941 году началась партизанская война, прокоммунистические отряды под командованием Тито к белоэмигрантам стали относиться крайне плохо. Имели место многочисленные (свыше двухсот) случаи убийств бывших белых офицеров и членов их семей. Среди значительной части сербского населения усилились националистические настроения, о роли русских солдат в освобождении Сербии как-то стали забывать. Из сельских районов в Белград потянулись русские беженцы, спасавшиеся от преследования. Для защиты своих семей среди эмигрантов стали образовываться отряды самообороны. Немецкое оккупационное командование для защиты и помощи беженцам создало «Русское доверительное бюро», во главе которого встал генерал-майор М. Ф. Скородумов, в прошлом офицер лейб-гвардии Павловского полка, воевавший в Добровольческой армии, оборонявшей Перекоп.

В сентябре 1941 года немцы дали согласие на формирование Русской охранной группы для защиты эмигрантов и борьбы с сербскими партизанами. В ноябре 1942 года группу переименовали в Русский охранный корпус.

Многие историки, например, Сергей Чуев в книге «Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха», особенно подчёркивают, что корпус был создан по инициативе Скородумова для войны против СССР на Восточном фронте в составе вермахта. Действительно, русские эмигранты в Югославии, как и в других странах, стремились к возвращению на Родину вместе с германской армией и были готовы воевать против советской власти.

И сам Скородумов, и командование корпуса, не скрывали своих планов, после разгрома югославских партизан, отправиться на Восточный фронт, чтобы бороться против Красной Армии. При этом они категорически отказывались воевать против любых других врагов Третьего Рейха, ставя своей целью лишь освобождение России от коммунизма.

Но на Восточный фронт Русский охранный корпус так никогда и не попал, а разгромить югославских партизан не удалось.

Охраняли дороги и мирных жителей

Как пишет в своей книге «Русский Белград», историк Сергей Юрьевич Танин, к активным операциям против партизан корпус приступил лишь со второй половины 1944 года. Русские успешно воевали с партизанами Тито, неоднократно сталкивались и с «четниками», хотя с ними старались поддерживать нейтралитет.

До этого же периода, с осени 1941 года, подразделения корпуса занимались охраной коммуникаций, крупных предприятий и важных объектов.

При этом под свою защиту русские солдаты корпуса взяли не только собственные семьи, но и всё сербское мирное население. В результате имели место многочисленные столкновения с хорватскими усташами, что вызывало крайнее недовольство немецкого командования.

Генерал Скородумов, категорически не поддерживал восточную политику Германии и в частности отношение к славянскому населению оккупированных территорий, за что и был арестован гестапо. Но и сменивший его на посту командующего генерал Б.А. Штейфон, и всё руководство, а также рядовой состав корпуса, в репрессиях против мирного населения участия не принимали. Стоит отметить, что в составе эмигрантов количество офицеров было очень велико. В результате даже среди рядовых корпуса было немало бывших офицеров, ветеранов Первой Мировой и Гражданской войн. Что накладывало существенный отпечаток на морально-нравственный дух подразделений.

Политика геноцида, проводимая усташами не могла не вызывать отторжения у русских православных офицеров, чьи предки проливали кровь за свободу сербов, болгар и других народов. От серьёзных столкновений их удерживало лишь немецкое командование, старавшееся, чтобы русские и хорваты не оказывались на одной территории.

Происходили столкновения и с албанскими боевиками в Косово, терроризировавшими местное население. После прихода туда солдат Русского корпуса все попытки грабежей и насилия со стороны албанцев прекратились.

Защищая гражданских, отдельные подразделения корпуса сталкивались даже с немецкими частями. Правда, немецкими они были условно. Так, 7-я горнопехотная дивизия СС «Принц Евгений» была в основном укомплектована югославскими «фольксдойче», то есть этническим немцами, проживавшими в Югославии.

Отношение этих «фольксдойче» к людям, с которыми они ранее жили бок о бок в одной стране, отличалось крайней жестокостью. 7-я дивизия СС совершила множество военных преступлений. Немецкое командование закрывало глаза на эти зверства, и единственной защитой для многих сербов стали русские эмигранты.

Бывшие офицеры и солдаты Белой армии, их дети и внуки, вставали на защиту мирного населения, не разбирая национальности и вероисповедания.