«Пропуска в плен»: что писали немцы в листовках для сдачи красноармейцев

Информационная война — явление, присущее не только современности. Хотя, самый пик противостояния мощнейших пропагандистских сил пришелся на XX век, первые упоминания о намеренной дезинформации как своего, так и вражеского населения встречаются еще у античных авторов. И все же наиболее изощренные методы пропаганды были сформированы и активно применялись всеми сторонами во время Второй Мировой войны. Но особенно стоит отметить информационное воздействие на население оккупированных территорий СССР.

Пропуска в плен

Первое, что бросается в глаза всякому, кто хоть немного интересовался нацистской пропагандой — это удивительная избирательность. Например, немцы довольно доброжелательно относились к жителям Скандинавии, видя в них близких по крови арийцев. Всячески поощрялись смешанные браки и рождение детей в таких союзах. Иное отношение было к жителям стран Восточной Европы, в первую очередь славянского происхождения. Многих планировалось онемечить, но уже после войны. А пока было достаточно формировать коллаборационистские отряды для борьбы с большевизмом. И уж совсем незавидная участь ждала еврейское население захваченных стран. В целях окончательного решения еврейского вопроса нацистская пропаганда не выбирала выражений, что мы еще увидим ниже.

Самым распространенным средством ведения информационной войны в то время были листовки. Их было легко изготовить в большом количестве, а потом либо напрямую раздать населению, либо забросить далеко в тыл силами люфтваффе. Еще одно преимущество листовок — их легко спрятать. Боец мог незаметно подобрать упавшую с неба листовку, а потом втайне от всех ознакомиться с ее содержанием. Более того, бывали случаи, когда листовку намеренно печатали на папиросной бумаге, дефицит которой остро ощущался в окопах.

Содержание листовок могло варьироваться. Одними из наиболее популярных были так называемые «пропуска в плен». В первые годы войны получила особое распространение листовка с фотографией Якова Джугашвили — сына Сталина, попавшего в немецкий плен летом 1941 года. Листовка призывала последовать примеру Джугашвили, который, осознав бессмысленность сопротивления, сдался в плен и теперь «жив, здоров и чувствует себя прекрасно». Несмотря на то, что такой «пропуск в плен» считается одним из самых сильных и продуманных ходов нацистской пропаганды, советские бойцы по-разному реагировали на информацию в листовке. Артист Юрий Никулин, сам воевавший под Ленинградом, вспоминает, что никто из его окружения не относился к содержанию листовки серьезно. Однако историк Николай Зенькович утверждает, что разлагающий эффект листовка все-таки имела, особенно когда попадала в руки красноармейцев, оказавшихся в окружении.

Нередко пораженческие настроения подогревались и откровенной дезинформацией. Как правило, речь шла о том, что Москва или Ленинград взяты, Сталин или сбежал или попал в плен, а остатки Красной Армии гибнут под натиском немецкого оружия, пытаясь перейти Урал. Такая пропаганда среди оккупированного населения описана Алексеем Толстым в «Рассказах Ивана Сударева». Учитывая информационный вакуум и сам факт, что немцы безнаказанно хозяйничали в округе, подобная дезинформация действительно могла парализовать всякую волю к сопротивлению.

Рожа просит кирпича

Но часто бывало и так, что рупор немецкой пропаганды выдавал сомнительные «шедевры», которые вот уже десятилетия служат примером того, как делать не надо. Наверно, многие слышали о листовке «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!». Составленная с нарушением многих правил русского языка, листовка в очередной раз призывала красноармейцев сложить оружие и поскорее: ведь немцы уже решают земельный вопрос на оккупированных территориях. Кто не успеет — останется без земли. По воспоминаниям фронтовиков, эта листовка редко вызывала что-либо, кроме замешательства, а нередко и отвращения. Вероятно, немцы хотели сыграть на антисемитизме, имеющем вековую традицию во многих странах Европы. Однако историк Борис Ковалев, специалист по проблемам коллаборационизма, утверждает, что листовка не находила никакого отклика не только среди красноармейцев, но даже у антисоветски настроенной интеллигенции.

До сих пор в среде историков ведутся дебаты об авторстве листовки про жида-политрука. Кто-то считает, что к ее созданию приложили руку белоэмигранты. Этой точки зрения придерживается Александр Окороков и ряд других специалистов по Второй Мировой войне. Сами коллаборационисты, наоборот, склонны винить не только в создании листовок сомнительного качества, но и в провале пропагандисткой кампании вообще, ни много ни мало, а весь нацистский агитпроп. В частности, об этом подробно пишет Анатолий Макриди-Стенрос, антисоветчик и монархист, эмигрировавший в Третий Рейх из СССР.