13/09/20
Почему женщин легкого поведения «афганцы» называли «чекистками»

За годы войны в Афганистане среди советских военнослужащих возник своеобразный сленг. Одним из новых слов, появившихся в русском языке, стало слово «чекистка». Новых потому, что его значение тогда изменилось. Так называли вовсе не сотрудниц органов безопасности, а девушек легкого поведения.

Женщины на Афганской войне

Александр Киселев, автор мемуаров «Пылающие горы», впрочем, как и многие другие участники Афганской войны, отмечал недостаток женского внимания во время службы. По словам Киселева, в его полку было всего 3 женщины: две продавщицы и одна комендант общежития. Однако на самом деле русских женщин в Афганистане было не так уж и мало. Как утверждает Рим Мустаев, автор книги «Афганистан живет в моей душе: записки командира», в полковом госпитале работало довольно много представительниц женского пола. Все они были вольнонаемными, но, по словам Мустаева, службу несли не хуже военных.

Однако многие из них, как считает автор издания «Родная афганская пыль» Алескендер Рамазанов, оказались на Афганской войне в надежде не столько устроить личную жизнь, сколько поправить свое материальное положение. Впрочем, как пишет Рамазанов, одним из главных условий набора для женщин и в самом деле являлось отсутствие брака, а также отсутствие опеки над несовершеннолетними детьми. Поэтому наверняка некоторым женщинам благодаря службе в Афганистане и вправду удалось создать семьи. Но в приоритете, как это ни банально, были все-таки деньги, а точнее чеки «Внешпосылторга», которыми выдавали зарплату даже вольнонаемным.

Суррогатные деньги

По утверждению Олега Кривопалова, автора книги «Политработники в Афганистане», вольнонаемным от Министерства обороны ежемесячно перечисляли на сберегательную книжку 70 рублей. Остальное они получали чеками «Внешпосылторга» — 215 чеков на руки в месяц. Этими чеками можно было расплачиваться в магазинах «Военторг» 40-й армии, а также в торговой сети «Березка» уже по возвращении в Советский Союз. Магазины «Березка» были настоящим оазисом изобилия в стране дефицита. Там можно было приобрести не только продукты питания, но и одежду, импортную парфюмерию, технику и многое другое.

Несколько больше, чем вольнонаемные получали в Афганистане офицеры. Так, если верить Сергею Галицкому, автору книги «Они защищали Отечество. Вертолетчики в Афганистане и Чечне», младшие офицеры – от лейтенанта до капитана – зарабатывали 267 чеков «Внешпосылторга» в месяц. Представители старшего офицерского состава ежемесячно имели 312 чеков. Поэтому офицеры чаще всего тратили в Афганистане только часть чеков, остальные копили для того, чтобы приобрести в магазинах «Березка» желанную вещь, или выгодно обменять чеки на рубли. На «черном рынке» их цена доходила до 3,5 рублей.

«Чекистки» в дуканах

Чеки в Афганистане тратили на продукты, спиртные напитки, товары первой необходимости. Причем, по воспоминаниям участников военных действий, их брали охотно даже «духи». Расплачивались военнослужащие чеками «Внешпосылторга» и с девушками, оказывавшими интимные услуги. Как пишет в своей книге «Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России» Елена Сенявская, именно поэтому таких женщин и называли «чекистками». Примечательно, что Алескендер Рамазанов считает, что обвинения в адрес советских женщин в том, что те с легкостью отдавались за чеки, абсолютно неприемлемы. Напротив, солдаты умоляли женщин о близости, но далеко не всегда получали желаемое.

Однако такое явление как «чекистки» все-таки существовало. Недаром тот же Рамазанов дает следующее определение «чекистки»: «женщина-служащая, вступающая в интимные отношения за умеренную плату в чеках Внешпосылторга (меньше 20 не слышал)». Местные магазинчики — дуканы, заваленные всевозможным барахлом, были «маяками» «чекисток», а дуканщики — лучшими друзьями. Впрочем, это было не взаимно. Как указано в издании «Позывные тревог и надежд» Григория Шевелева и Бориса Брацыло, именно дуканщики грязнее всего отзывались о «чекистках». Торговля телом совершалась прямо за занавеской, а помощник дуканщика, чаще всего несовершеннолетний отрок, в это время продолжал торговать.