20/01/20
Почему война продлевает жизнь ветеранам

В последние годы, в канун Дня Победы, нередко можно услышать слова: «Да, где они, ветераны? Тех, кто действительно воевал, уже не осталось». Но приходит праздник – и вот они, люди, прошедшие военными дорогами: им по 90 и больше, они с достоинством занимают отведенные им места на параде, с гордостью неся свои награды.

Никто не станет отрицать, что в послевоенные годы огромное количество фронтовиков скончалось от полученных ран и болезней Но именно среди ветеранов Великой Отечественной сегодня зафиксировано большое количество долгожителей. Ученые всерьез взялись за изучение данного явления и нашли ему несколько объяснений.

Руководитель мобильной группы психологов в Беслане, Галина Самарская, поясняет, что все дело в «синдроме психологической смерти». Когда солдат идет в атаку, он уже ничего не боится. Он готов к смерти, он с ней смирился, он психологически уже умер. Бой окончен, солдат остался жив. Страх смерти, инстинкт самосохранения присущи всему живому. Но солдат этот страх утратил, и нередко после такого боя он не возвращается к нему никогда. А ведь фронтовики пережили не один такой бой. Поэтому в мирное время, предполагает Галина Самарская, фронтовикам практически неведомо такое состояние, как депрессия. Просто они уже пережили все самое страшное в своей жизни и теперь только радуются ей. Ни один фронтовик никогда не будет гоняться за дешевой популярностью, престижной иномаркой или пытаться «утереть нос соседу» более дорогой отделкой дома… Они не размениваются по мелочам, они просто радуются жизни.

И хорошо, что все это они пережили смолоду, говорит другая группа ученых. Не секрет, что, на войне солдаты не раз переживали не только холод, но и голод. Именно это помогло их организму максимально мобилизовать механизм аутофагии. Этот процесс открыл японский ученый Ёсинори Осуми, за что в 2016 году получил Нобелевскую премию. Аутофагия – это естественный регулируемый механизм клетки, который поглощает в ней все отжившее, отмершее, что впоследствии может неблагоприятно влиять на процесс жизнедеятельности и даже стать причиной возникновения серьезных заболеваний, таких, например, как диабет или болезнь Альцгеймера. Именно японские ученые установили, что голодание продлевает жизнь. Но лишь голодание в молодом возрасте. Если им начинают заниматься люди в возрасте, то оно, напротив, сокращает жизнь. Это подтвердили эксперименты на мышах: периодическое голодание молодых мышек увеличило продолжительность жизни подопытных грызунов на 30 процентов, а старые мышки в результате регулярных голодовок укоротили продолжительность своей жизни на 15 процентов. Японские специалисты объясняют это тем, что пожилым необходимо полноценное питание, которое поддерживает их организм.

Другой нобелевский лауреат Питер Медавар в пятидесятые годы прошлого века выдвинул гипотезу, согласно которой организмы, обитающие в недружественной среде, развиваются быстрее и живут дольше по сравнению с теми, здоровью и безопасности которых ничто не угрожает. Ученые Калифорнийского университета решили найти научное подтверждение этой гипотезы. Они провели эксперимент на аквариумных рыбках, в результате которого пришли к выводу: рыбки, которые выжили среди рыб-хищников, жили намного дольше своих собратьев, обитающих в аквариуме в абсолютной безопасности. Сами того не подозревая, калифорнийцы подтвердили высказывание Фридриха Ницше: «То, что не убивает нас, делает нас сильнее».

Но почему одни выживают в таких условиях и становятся долгожителями, а другие не выдерживают? На этот вопрос ответили петербургские ученые, которые наблюдали за состоянием здоровья людей, переживших блокаду Ленинграда. Автор исследования, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института акушерства и гинекологии, Олег Глотов, пояснил, что ученым удалось выявить у людей, переживших это страшное время, так называемый, ген блокадника. Он был обнаружен во всех двухстах образцах крови, которые брали у испытуемых. Этот ген переводит организм в энергосберегающий режим работы, то есть, замедляется обмен веществ, принимаемая пища усваивается максимально при очень низком расходе энергии. Олег Глотов поясняет, что блокада стала чудовищным экспериментом искусственного отбора: выжить при прочих равных условиях смогли только обладатели этого гена. Ученые считают, что подобный генетический материал эти люди получили от своих предков. Он отбирался из поколения в поколение. Ученые также поясняют, что долгожителями стали только те обладатели гена, кто и после войны не злоупотреблял едой и много двигался. А те, кто решил после войны «наверстать упущенное», стали жертвой этого самого гена. При переедании они быстро набирали вес и получали такие заболевания, как сахарный диабет. «Замедленный метаболизм, который позволяет экономно расходовать жизненные силы, — главный ключ к долголетию, – дает пояснения Олег Глотов.

Об искусственном отборе людей в период особо тяжелых условий говорят и израильские ученые. На примере людей, перенесших Холокост, они доказали, что мужчины, которые будучи мальчиками пережили войну и Холокост, жили в среднем на 18 месяцев дольше, чем те, кто подобного не испытал. Это явление один из исследователей – профессор психологии в Университете Хайфы, научный сотрудник в Музее Холокоста США в Вашингтоне, Ави Саги-Шварц, назвал феноменом «посттравматического роста». Как поясняет ученый, генетические исследования показывают, что глубокие психологические и иные травмы, полученные в детские и молодые годы, могут значительно повредить хромосомы и этим самым сократить продолжительность жизни человека. Но может быть и наоборот, уверен профессор: экстремальные условия могут повлиять на восприятие ценности жизни, силу духа и этим уравновесить полученный ущерб. «Мы знаем, что истребление было столь зверским и систематическим, что даже сильные люди не могли избежать его. Но те, кто не был выбран случайным образом для немедленного уничтожения, те, кто жил в гетто, те, кто был в лагерях, как-то умудрились сохранить свою жизнь в очень сложных условиях, при недостатке питания, отсутствии медицинских услуг. Поэтому, возможно, сильнейшим удалось выжить, и, в связи с этим, мы могли бы видеть, по крайней мере, частичное объяснение дифференциальной смертности, — говорит Ави Саги-Шварц.

Однако ученые особо заострили внимание на том, что данные выводы применимы только к мужчинам. Женщины, пережившие Холокост, живут в среднем столько же, сколько и те, кому не довелось испытать подобного. Дело здесь в эмоциональном восприятии окружающего мира, говорят ученые. Мужчины не склонны драматизировать ситуацию, переживать из-за текущих сложностей, впадать в депрессию при возникновении проблем в жизни близких людей. А женщины именно так это и воспринимают, что сказывается на продолжительности их жизни.