20/09/20
Почему в проигрыше советско-польской войны обвиняли Сталина

В Польше события 1920 года и особенно «чудо на Висле» (разгром Красной Армии под Варшавой) являются важной частью национального мифа. В России же о советско-польской войне говорят редко. Так повелось со времён Сталина: вождь, принимавший непосредственное участие в войне, не любил вспоминать о поражении, за которое его раскритиковали Ленин и Троцкий.

Политкомиссар Юго-Западного фронта

Опыт Иосифа Сталина в Гражданской войне был не слишком большим – самым значительным эпизодом можно считать его руководство обороной Царицына (будущего Сталинграда) в 1918 году. Тем не менее, весной 1920 года ЦК РКП(б) назначил Сталина политкомиссаром, а также членом Военсовета Юго-Западного фронта, сражавшегося против поляков на Украине.

С самого начала советско-польской войны у Сталина возникли разногласия с другими большевиками. Ленин видел в советизации Польши первый шаг к победе мировой революции. Для Сталина же первостепенным был вопрос освобождения исконных территорий. 25 и 26 мая 1920 года в двух номерах газеты «Правда» Сталин опубликовал статью «Новый поход Антанты на Россию». Подробного военного анализа ситуации в ней не было, однако свою стратегию Сталин обозначил: он считал, что для нанесения главного удара по полякам подходит любое направление вне пределов «собственно Польши». В этих районах Красная Армия могла ожидать поддержки со стороны украинцев и белорусов, угнетаемых польскими помещиками.

Поражение

Поначалу события на фронтах развивались для Советской России успешно, и глава ЧК Феликс Дзержинский уже готовился отправиться в Варшаву, чтобы возглавить Временный революционный комитет Польши.

И здесь появилась историческая развилка. Члены Политбюро ЦК РКП(б) рассчитывали, что силы Юго-Западного фронта поддержат наступление на столицу Польши ударом через Брест. Однако Сталин и командующий фронта Александр Егоров выбрали иное направление – Львов, главный город Галиции.

Кандидат исторических наук Михаил Александров полагает, что Сталин предвидел бесперспективность похода на Варшаву.

«Он понимал, что сопротивление поляков в глубине польской территории будет нарастать, что никакого восстания в Польше не произойдет и что на определённом этапе вмешательство Антанты на стороне Польши станет неизбежным», – утверждает исследователь.

Была ли это действительно политическая прозорливость Сталина или просто упрямство, но с 12 по 19 августа командование Юго-Западного фронта с его подачи фактически саботировало решения Реввоенсовета. Оно отклонило несколько приказов о переброске сил на Западный фронт. По одним данным, главком Красной Армии Сергей Каменев требовал отдать 1-ю конную армию, по другим – 12-ю армию. Однако, даже сохранив все войска, взять Львов командиру Будённому не удалось. Между тем, оставшиеся без поддержки 240 тысяч бойцов Михаила Тухачевского оказались разбиты в нескольких километрах от Варшавы. Осенью враждующие стороны подписали перемирие. Значительная часть освобождённых Красной Армией территорий вернулась под власть «польских панов».

Оценка событий

Поражение в Польше большевики обсуждали на IX партийной конференции. Троцкий, который в целом не поддерживал поход на Варшаву, обвинил Сталина в просчётах при взятии Львова. Много лет спустя, во втором томе биографии своего политического противника Троцкий уточнил свою позицию. По его словам, одной из причин «чрезвычайных размеров» катастрофы под Варшавой стало «самоуправство» Сталина.

«Сталин вёл свою собственную войну, – писал Троцкий. – Он хотел во что бы то ни стало войти во Львов в то время, как Смилга и Тухачевский войдут в Варшаву».

Но куда более опасной для Сталина была критика со стороны Ленина, который, выступая 22 сентября, затронул тему «стратегической ошибки». На это Сталин на следующий день ответил заявлением:

«Заявление т. Ленина о том, что я пристрастен к Западному фронту, что стратегия не подводила ЦК, – не соответствует действительности».

В последующей дискуссии Сталин перешёл к обвинениям в адрес Ивара Смилги, и Ленин предпочёл свернуть обсуждение, заявив в итоге, что ЦК никого персонально не винит.

После укрепления личной власти Сталина его роль в организации Красной Армии была сильно преувеличена. Образцом лести является статья Климента Ворошилова «Сталин и Красная Армия», написанная в 1929 году. Описывая «умелое и искусное руководство» вождя во время советско-польской войны, Ворошилов обходится всего несколькими строками. Он говорит об освобождении Украины, вторжении в Галицию и организации «организация знаменитого рейда I Конной армии – детища товарища Сталина». Перевернув ситуацию с ног на голову, неудачи Юго-Западного фронта Ворошилов списывал на последствия событий под Варшавой.

Реванш за унижение 1920 года Сталин, как известно, взял в 1939 году, разделив Польшу с Третьим Рейхом. Что, кстати, стало для многих её жителей "счастливым билетом" — на подконтрольной Сталину территории евреев массово не убивали.