06/01/20
Почему русские в Афганистане не брали душманов в плен дважды

В первый год Афганской войны отношение советских солдат к пленным моджахедам было достаточно мягким. Однако, столкнувшись с жестокостью мятежников-исламистов, бойцы 40-й армии также перестали соблюдать правила Женевской конвенции. Особенно плохо «шурави» относились к тем душманам, которые попадались повторно – на пощаду они могли не рассчитывать.

Участь пленников

Захваченные моджахеды представляли для советского командования ценнейший источник информации. Благодаря допросам пленных русские узнавали о последних приказах полевых командиров и об эффективности той или иной тактики борьбы. Душманы выдавали местонахождение своих банд и складов с оружием. Однако рано или поздно вставал вопрос о дальнейшей судьбе пленников. Поначалу их просто освобождали.

«Первые месяцы в Афгане наши вообще пленных отпускали, в самом худшем случае дадут пару раз по морде и катись бабаёк к себе домой», — вспоминал ветеран Афганистана Равиль Бикбаев.

Некоторые категории пленных получали свободу «по умолчанию», например, советские солдаты не держали у себя врачей противника (в основном специалистов из Пакистана). Существовали и возрастные «рамки». Генерал Александр Лебедь, например, рассказывал, что после завершения операции «Кольцо», когда в плену оказалось много афганцев, русские сразу разрешили уйти подросткам до 16 лет и старикам старше 60.

Раненых моджахедов советские военные медики даже лечили. Медицинскую помощь оказывали бесплатно, что производило большое впечатление на афганцев. Подобное отношение диктовалось не только традиционной гуманностью русских людей, но и осознанием того, что средний душман – это вчерашний мирный крестьянин, который мог попасть в банду по самым разным причинам.

Отметим, что ХАДовцы (сотрудники спецслужбы диктатора Наджибуллы), вели себя по-другому, рассматривая пленных как источник наживы. Их освобождали за выкуп от родственников. После пребывания в фильтрационном пункте вчерашние моджахеды «неожиданно» оказывались в рядах афганского царандоя («народной армии»).

«Попался второй раз – расстрел!»

Некоторые душманы, встретив в плену доброжелательное к себе отношение, складывали оружие. Однако другие не собирались возвращаться к мирной жизни – да порой и не могли этого сделать. В племенной и клановой структуре афганского общества степень свободы личного выбора отдельного человека была минимальной. Поэтому многие моджахеды возвращались в банды, и рано или поздно попадались снова. Обычно это были не слишком мужественные люди.

«Сколько раз захватывали мы пленных. В бою всегда попадались моджахеды, забывшие совесть и Коран. Откровенно стремящиеся не попасть в рай, а остаться на грешной земле. Не желающие сражаться до конца. Такие были всегда», — вспоминал подполковник запаса Александр Карцев.

Но расчёт душманов на «добрых» советских солдат не оправдывался. Один из немногих эстонских участников Афганской войны Лембиту Китт, служивший в ВДВ, признавался:

«Если кого-то ловили во второй раз, больше не жалели, отправляли в расход...» (цитируется по газете «Взгляд»).

По словам ветерана, некоторые его сослуживцы расстреливали безоружных афганцев с удовольствием. Такие поступки, конечно, нарушали Женевскую конвенцию, ратифицированную Советским Союзом в 1954 году. Однако поведение русских было лишь ответом на жестокость душманов, которые, в отличие от «шурави», с самого начала не собирались вести войну «цивилизованно».

«Восточные традиции и религиозный фанатизм проявлялись во всем поведении моджахедов: убить врага и надругаться над его трупом считалось особой доблестью; обычным делом были зверские расправы над пленными; своим за любую провинность рубили головы», — отмечает исследователь Елена Синявская в книге «Человек на войне».

Банды, участники которых были замечены в жестоком обращении с советскими пленными, попадали в «чёрный список» — их русские уничтожали подчистую. Особенно ожесточились советские бойцы после событий в пакистанском лагере Бадабер в 1985 году. С этого времени если моджахеды и попадали в плен, то подвергались избиениям и даже пыткам.