Почему разгром Красной Армии под Вязьмой не помог Гитлеру захватить Москву

Успех оборонительной операции под Москвой до сих пор многие называют чудом. Если представлять Битву за Москву как перемалывание Красной Армии огромной группировкой вермахта, то с определением «чудо» согласиться можно.

Но более глубокий анализ операции показывает, что шансов взять Москву у германской армии не было.

Операция «Тайфун»

Данные о соотношении сил на начало немецкого наступления на столицу СССР можно найти во множестве источников. Согласно наиболее часто встречающейся информации, немцы сосредоточили под Москвой 1 929 406 человек, более 14 тысяч орудий, 1700 танков, от 950 до 1320 самолётов. Всего 77 дивизий, из которых 14 были танковыми и 8 моторизованными. А советские войска трёх фронтов могли противопоставить лишь 95 дивизий и 14 бригад. Всего 1 250 000 солдат, 7600-9600 орудий, 990-1100 танков и 680 самолётов.

Цифры иногда даются разные, но приведенные выше являются средними показателями большинства источников. В любом случае все они либо не совсем верны, либо нуждаются в уточнениях.

В операции приняли участие 47 пехотных, 1 кавалерийская, 14 танковых и 8 моторизованных дивизий и 2 бригады вермахта. Танков было действительно чуть менее 1700, да ещё и около 180 штурмовых орудий, но это списочное число. Боеготовых машин было 70-80%, самолётов - 549, в частности, 158 бомбардировщиков и 172 истребителя. Немецкие пехотные дивизии уже давно не имели положенных по штату 16 тыс. человек, и в лучшем случае были укомплектованы на две трети. До начала октября группа армий «Центр» получила пополнение около 151 тыс. человек, тогда как потери составили чуть более 219 тыс.

Советские войска располагали меньшим количеством танков, но надо учесть, что у немцев в ходе операции число машин только уменьшалось, и очень быстро. Тогда как Красная Армия постоянно перебрасывала на фронт новые танковые части и соединения.

Что касается самолётов, то кроме фронтовой авиации была ещё и дальняя, а также авиация ПВО Москвы. По информации Алексея Исаева, с самого начала немецкого наступления было задействовано более 1300 советских самолётов.

Но в целом сил вермахта вполне хватило бы ещё для одного удара. И, как считало немецкое командование, удара решающего.

Вяземская операция

Начав наступление против Брянского фронта 30 сентября, а против Западного — 2 октября, германские войска смогли окружить огромное количество войск Красной Армии. В общей сложности за две недели немецкого наступления в двух котлах оказалось семь армий, десятки дивизий. Если небольшая часть войск Брянского фронта ещё смогла вырваться, то на Западном фронте ситуация сложилась катастрофическая. По разным оценкам, погибли свыше 300 тыс. человек, более 600 тыс. попали в плен, из окружения вышли чуть более 80 тыс. Дорога на Москву оказалась открыта. Расчеты немецкого командования оправдались, но, как выяснилось потом, предусмотреть всего оно не сумели.

В вермахте достаточно точно смогли оценить потери Красной Армии за первые месяцы войны. И были полностью уверены, что при таких огромных потерях советские войска находятся в ещё более худшем положении, чем немецкие. После разгрома Западного и Брянского фронтов (по немецким предположениям), пока пехотные дивизии добивают окруженные соединения Красной Армии, подвижным частям предстояло сделать рывок на Москву и войти в советскую столицу. Или хотя бы её окружить. Серьёзного сопротивления более никто не ожидал.

Но вопреки планам немцев советское командование собрало силы для организации обороны: дивизии с других участков, курсантов военных училищ, разные сводные подразделения. Это были в буквальном смысле крохи, но и остатки немецких танковых дивизий не готовы были к новому прорыву. Гитлеровцам требовалось подтянуть пехоту, артиллерию и отремонтировать танки, которые ломались на советских дорогах один за другим. Кроме того, у них хронически не хватало горючего и очень некстати пошли дожди. Немцы вынуждены были уже не победным маршем идти на Москву, а прорывать оборону.

На 16 октября по списку в 4-й танковой группе ещё оставалось 710 танков, в 3-й — 259, во 2-й — 271. Только боеготовыми из них были меньше половины. За октябрь Гудериан с сотней танков подошёл к Туле, танки Райнхардта взяли город Калинин. Советские войска оставили Можайск, Калугу, Волоколамск и Малоярославец, но это никак нельзя назвать успехом. Поскольку до Москвы было далеко, а на пути к столице вставали новые дивизии Красной Армии. В октябре, согласно сведениям советского справочника «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», для обороны столицы было переброшено дополнительно 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков. Авторы справочника ещё не упомянули две танковые дивизии с Дальнего Востока.

Последний рывок на Москву

Собрав всю свою мощь, вермахт 16 ноября перешёл в новое наступление. 4-я танковая группа (362 танка) буквально прогрызала оборону. Красноармейцы стояли насмерть, а вместо павших каждый раз вставали новые. От Калинина на Москву двигались остатки 3-й танковой группы, имея в двух дивизиях полсотни танков. Впрочем, в этом наступлении основной силой уже были пехотные дивизии, в ротах которых с трудом набиралось по полсотни «штыков». Люфтваффе поддержало 580 самолётами, но это было вдвое меньше, чем у РККА.

30 ноября немецкие танки оказались в 17 километрах от окраин Москвы. Но смотреть на Москву в бинокль не было смысла. На пути немцев уже вставали не отдельные дивизии, а полноценные, хорошо вооруженные и укомплектованные армии. В сборнике «Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945» 1984 года выпуска написано, что к началу декабря советские войска «имели более 1,1 млн человек, 7652 орудий и миномётов, 415 установок реактивной артиллерии, 774 танка и 1 тыс. самолётов. В немецкой группе армий «Центр» было 1 708 тыс. человек, 1170 танков и 615 самолётов».

Не учтены многочисленные резервы советских войск, которые были введены в бой позже. Что касается вермахта, то если по самолётам данные не очень преувеличены, то по танкам цифры не соответствуют действительности. Точнее, немцы имели тысячу танков, но многие машины были уже не способны воевать. В распоряжении самой сильной танковой дивизии 4-й танковой группы (2-я танковая) к концу ноября имелось 13 танков, вся 3-я танковая группа состояла из примерно 70 исправных машин. Дивизия Гудериана (4-я танковая) пошла в последнее наступление на Тулу, имея всего 21 танк, а в остальных не набралось и десятка машин на ходу. Так что на всю группу армий «Центр» не было и сотни исправных танков.

Если внимательно изучить все данные по боевому и численному составу войск, то трудно не согласиться, что немецкое наступление на Москву было заранее обречено на провал. Командование вермахта не смогло верно оценить потенциал Красной Армии, разведка не увидела огромных резервов, которые были накоплены на другой стороне фронта. И в результате немцам хватило сил лишь устроить Красной Армии Вяземский котёл. Но для победы этого оказалось слишком мало.