Почему потомки белоэмигрантов не вернулись в Россию после развала СССР

Проблема «невозвращенцев» сохраняется по сей день. Многие потомки русских эмигрантов, покинувших родину в конце Гражданской войны, продолжают считать себя русскими, но не едут в Россию по разным причинам. Прежде всего потому, что за рубежом им лучше. Играют роль и негативные исторические примеры репатриации.

Советские ловушки для эмигрантов

Первые попытки вернуть эмигрантов на родину советское правительство стало предпринимать ещё с начала 1920-х годов. В основном это касалось рядовых участников Белого движения – казаков и крестьян. В 1921 году ВЦИК РСФСР издал постановление об амнистии членам белогвардейских военных формирований, «путём обмана или насильственно втянутых в борьбу против советской власти». В 1923 году амнистия была распространена на младших офицеров, унтер-офицеров, юнкеров, чиновников и гражданских лиц. Правда, их прошения о репатриации рассматривались в индивидуальном порядке, и так же выдавалось разрешение на возвращение. На самом деле только менее 200 тысяч эмигрантов воспользовались предоставленным им правом.

Большинство не без оснований подозревало советскую власть в обмане. Многие из возвратившихся подпали затем под пресс раскулачивания и сталинских репрессий. Показательна в этом плане судьба профессора Николая Устрялова. Историк и юрист, в эмиграции он сформулировал концепцию мирной патриотической эволюции коммунистического режима, проповедовал идею сближения русской эмиграции с Советским Союзом. Устрялов считал, что политика Сталина, проводимая с начала 1930-х годов, свидетельствует о возвращении СССР к традициям царской России. Свою идеологию Устрялов назвал «национал-большевизмом».

С работами Устрялова был знаком Сталин. Известна его реплика про концепцию Устрялова: «Мечтать у нас не запрещено». Но Устрялову было мало проповедовать свои идеи из-за рубежа, он хотел подтвердить их практикой и доказать, что союз старой интеллигенции и советского строя возможен. В 1935 году ему разрешили возвратиться в СССР. Сначала всё шло хорошо. Два года Устрялов преподавал в высших учебных заведениях Москвы. В июне 1937 года профессор был арестован, обвинён в «шпионаже и контрреволюционной деятельности» и в сентябре того же года расстрелян.

Горький урок репатриантов после Второй мировой войны

Великая Отечественная война всколыхнула у большей части эмигрантов и их потомков патриотические чувства. Большинство представителей русской диаспоры сочувствовало Советскому Союзу, лишь немногие решили сойтись с нацистами против большевиков. Победа СССР над гитлеровской Германией вызвала в Русском Зарубежье всплеск гордости за свой народ. Одновременно руководство СССР старательно демонстрировало, что готово предоставить эмигрантам возможность воссоединиться со своей страной, и не будет преследовать за прошлое никого, за исключением тех, кто сотрудничал с нацистами во время последней войны.

В 1945-1947 гг. были изданы указы Президиума Верховного Совета СССР, последовательно предоставлявшие право получения советского гражданства бывшими подданными Российской империи, проживающим на территории разных стран (Франции, Бельгии, Чехословакии, Болгарии, Югославии, а также Маньчжурии и Японии). Посольства СССР за границей развернули бурную деятельность, склоняя эмигрантов к возвращению на родину. Многие воспользовались возможностью, многие нет.

Тех, кто решил вернуться, часто ждало разочарование. Так, знаменитый поэт-песенник, певец и актёр Александр Вертинский ещё во время войны переехал из Китая в СССР. Ему позволили гастролировать по стране, даже дали (в 1951 году) Сталинскую премию. Вместе с тем, он сам испытывал разочарование, ожидая большего внимания к своей особе. Но ещё более поучительными стали другие истории. Бывший политик Василий Шульгин, отказавшийся сотрудничать с нацистами, был, тем не менее, арестован органами СМЕРШ на территории Югославии, вывезен в СССР и приговорён к 12 годам лагерей. Ещё трагичнее сложилась судьба известного философа и историка-медиевиста Льва Карсавина. Он проживал в Вильнюсе. В 1940-1941 гг. его не тронули, однако в 1944 году он был  уволен из университета, а в 1949-м арестован и приговорен к десяти годам лагерей. В 1952 году 70-летний профессор умер в КомиЛАГ.

РФ не стала правовым и русским национальным государством

За границей проживает уже третье-четвёртое поколение потомков белоэмигрантов. Многие ассимилировались в тех странах, где живут. Кто-то не забыл о своей связи с Россией. Но восстановить разорванное становится всё труднее. Падение власти коммунистической партии в начале 1990-х годов было воспринято многими в русской диаспоре как давно ожидавшееся освобождение России от тоталитаризма. Открытие российских границ, свобода информации, распространение культурных контактов способствовали такому представлению.

Однако с течением времени стала выявляться оборотная сторона этой картины. По мере укрепления новой российской государственности стали возрождаться не самые лучшие элементы советского прошлого, а возникающие новшества тоже не привлекали. Это разочарование от постсоветской России выразил Александр Солженицын после реэмиграции (хоть он и не принадлежал к потомкам белогвардейцев). В 1998 году он отказался от получения ордена Андрея Первозванного, заявив, что «от верховной власти, доведшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять эту награду не могу».

Внук участника Белого движения, граф Андрей Мусин-Пушкин, проживающий в Москве (он муж служащей французской дипмиссии), сказал в интервью журналу «Родина» (2017, №4): «Смотря на творящееся во Франции, не слишком рвусь туда. В то же время и здесь жить не смогу. Даже если бы и очень захотел, не получится. Главное, с чем не готов смириться – то, что страна постепенно возвращается к Советскому Союзу, с которым, казалось бы, распрощалась навсегда. Сталин из тирана снова превращается в кумира. Раньше про Пушкина говорили, что он – наше всё, а теперь – про Иосифа Виссарионовича. Мне жутко».

Предводитель Российского Дворянского собрания Олег Щербачёв, гражданин и житель РФ, стал в апреле 2019 года соорганизатором конференции «Куда я вернусь?», посвящённой проблемам репатриации и натурализации потомков русских белоэмигрантов. Основная проблема, по его мнению, состоит в том, что современная Россия так и не стала пока русским национальным государством.

«Те, кто пытается вернуться, – отметил Щербачёв, – имеют определенные проблемы даже с получением гражданства. Русские по национальности так до сих пор и не могут получить на этом основании гражданство России, им приходится долго просить об этом… Нынешнее государство юридически является правопреемником государства советского и не является правопреемником Российской империи... Если что-то не прописано в новом законе РФ, то по умолчанию действует закон старый, вплоть до декретов Ленина и Сталина».