10/09/20
Почему Гитлер не любил солнечный свет

По воспоминаниям современников Адольфа Гитлера, тот терпеть не мог солнечного света. Именно поэтому окна зданий, в которых проживал фюрер, всегда выходили исключительно на север. Гитлер, конечно, не был вампиром. Его странности нашлось вполне банальное объяснение.

Все окна на север

О том, что Адольф Гитлер не выносил солнечного света, упоминают многие биографы лидера нацистов. Большинство из них в качестве доказательства данной точки зрения приводят особенности архитектуры зданий, в которых проводил время Гитлер. Так, Джулия Бойда в своей книге «Записки из Третьего рейха» пишет о том, что в резиденции фюрера Бергхоф (с немецкого «горный двор»), расположенной в Баварских Альпах, имелось огромное окно «размером с театральный занавес». Британский историк Томас Конвелл-Эванс утверждал, что из окна открывался такой вид, что дух захватывало. Но главное, что это окно находилось в северной стене дома.

Аналогичное правило было соблюдено и при обустройстве ставки Гитлера «Волчье логово» в Восточной Пруссии. Генерал артиллерии Вальтер Варлимонт, который не раз бывал в «Волчьем логове», отмечал, что все его обитатели не только работали, но и жили в основном в бункерах, расположенных под землей. Не был исключением и Адольф Гитлер. Тот же Варлимонт в своих мемуарах «В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала. 1939-1945» утверждал, что личный барак и личный бункер главы нацистской Германии были расположены в самом северном конце зоны. При этом все окна выходили на север. «Поскольку он (Гитлер) не любил солнца» — добавил к своему наблюдению Варлимонт.

Мокрые рубашки и простыни

Адольф Гитлер и в самом деле не переносил солнца, а точнее тепла, которое посылает светило Земле. Фюрер чувствовал себя гораздо комфортнее в холоде. Не случайно он предпочитал жить среди гор, в прохладе, или отсиживаться в бункере. Дело в том, что Гитлер страдал повышенным потоотделением, чего очень стеснялся. Недаром, как утверждает автор книги «Демонтаж патриархата, или Женщины берут верх», Леонид Млечин, Гитлер тщательно следил за собой: от него всегда исходил приятный аромат хорошего мыла. Однако из-за потливости главному нацисту приходилось менять рубашки по 3-4 раза в день. Пытаясь скрыть недуг, Гитлер оправдывался тем, что частыми переодеваниями он компенсирует свою бедную юность.

Между тем, то, что могло остаться незамеченным даже ближайшими соратниками Гитлера, не ускользнуло от взгляда обслуживающего персонала. Так, в книге Генриха Френкеля и Роджера Мэнвелла «Июльский заговор. История неудавшегося покушения на жизнь Гитлера. 1943-1944» приведены слова домоправительницы Эльзы Бергенталь. Та, сославшись на некую горничную по фамилии Кустер, заявляла о том, что нередко после сна постельное белье фюрера оказывалось мокрым насквозь. По мнению Бергенталь, потливость Гитлера усиливалась в моменты беспокойства.

Возможные причины потливости

Повышенная потливость Адольфа Гитлера могла быть связана с его пристрастием к наркотическим веществам. Или, по крайней мере, недуг нацистского лидера мог усугубиться на фоне наркозависимости. Если верить Николаю Боголюбову, автору издания «Тайные общества ХХ века», Гитлер стал наркоманом еще в молодости. Впоследствии он продолжал употреблять сильнодействующие препараты. Примечательно, что А. Ю. Бутовский и Ю. А. Бутовская в своей книге «Наркомания: от мифов к реальности» среди основных проявлений наркотической зависимости, помимо раздражительности, агрессивности и полной потери контроля над эмоциями, называют и сильную потливость.

Между тем резкая потливость нередко наблюдается и у больных, страдающих истерическими расстройствами. Об этом факте, в частности, упоминалось и в издании «Невропатология и психиатрия» (Медгиз, 1942 г.). Как известно, в годы Первой мировой войны Адольф Гитлер ненадолго ослеп. В нацистской Германии бытовал миф о том, что это произошло в результате химической атаки. Однако на самом деле Гитлеру был поставлен диагноз «истерическая амблиопия» (слепота). Именно поэтому профессор неврологии Эдмунд Фостер лечил будущего фюрера не с помощью медикаментов, а с помощью гипноза. Во время сеансов Фостеру удалось внушить своему пациенту веру в то, что тот избран.