07/01/20
globallookpress.com
Планировал ли Горбачёв отдать Калининград Германии в 1990 году

Калининградская область всегда воспринималась как неотъемлемая часть СССР, а ФРГ никогда не заявляла на нее свих прав. Впрочем, в советской истории имел место эпизод, когда этот регион гипотетически мог войти в состав Германии.

К истории вопроса

О включении Кёнигсберга в состав СССР Сталин заговорил еще в 1943 году на Тегеранской конференции, когда судьба гитлеровской Германии была уже очевидна. Но тогда союзники не пришли к единому решению. Официально передача Советскому Союзу Кёнигсберга и прилегающего к нему района была оформлена в Потсдаме в июле 1945 года (оставшиеся две трети Восточной Пруссии отошли Польше). К этому времени большая часть немецкого населения (по некоторым данным около 13 млн. человек) покинула контролируемые СССР территории и переселилась в другие регионы Германии.

В апреле 1946 года на карте СССР появилась Кёнигсбергская область в составе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР). Это название просуществовало до 4 июля 1946 года, когда Кёнигсберг был переименован в Калининград. К октябрю 1948 года из Калининградской области в Германию были депортированы последние 100 тысяч этнических немцев, их место заняли преимущественно жители Российской, Украинской и Белорусской ССР.

Точку в вопросе статуса Калининградской области поставило подписание между СССР и ФРГ Договора о признании принципа нерушимости послевоенных границ, который обязывал Западную Германию отказаться от претензий на утраченные по итогам Второй мировой войны территории. В прессе нередко всплывает факт, согласно которому СССР якобы арендовал у Германии Кёнигсбергскую область на 49 лет, однако в документах это никак не отображено.

Странное предложение

Не так давно авторитетный немецкий журнал Der Spiegel опубликовал материал, где утверждается, что летом 1990 года СССР инициировал вопрос о возвращении Калининградской области Германии. Примечательно, что в этот момент полным ходом шел процесс объединения Германии, явившийся первым пересмотром границ, сложившихся в послевоенной Европе.

Авторы заметки ссылаются на некую телеграмму из немецкого посольства в Москве датированную 2 июня 1990 года. В ней сообщалось, что советский генерал-майор Гели Батенин заявил западногерманскому дипломату об интересе к переговорам о советской части Восточной Пруссии. Батенин якобы в беседе с руководителем политического референдума посольства Иоахимом Арнимом обратил внимание на проблему северной части Восточной Пруссии, которая может стать актуальной в краткосрочной или долгосрочной перспективе.

Батенин, согласно Der Spiegel, назвал Калининградскую область регионом отсталым во всех отношениях, с запущенными деревнями и лугами, вонючей как канализация рекой Преголя. Немецкий дипломат заявил, что сложности с развитием бывших германских территорий – это проблемы исключительно руководства Советского Союза. Арним еще раз обозначил позицию Бонна, которая подразумевала лишь объединение ФРГ, ГДР и Берлина.

Не исключено, что для немецкого дипломата предложение советского военного оказалось весьма подозрительным. Гельмут Коль и Михаил Горбачев рассматривали не собирание немецких земель, а лишь объединение немецкого народа волею судеб оказавшегося по разные стороны границ. В Калининградской области этнических немцев фактически не оставалось, а поэтому речь могла идти лишь о территориальном приращении – это попахивало откровенным реваншизмом, на что мировое сообщество согласиться не могло.

12 сентября 1990 года в Москве был подписан Договор о Суверенитете, предусматривавший восстановление немецкого единства и окончательного «полного суверенитета Германии над своими внутренними и внешними делами».

Известна реакция Горбачева на материал Der Spiegel. Бывший советский президент заметил, что за неимением других сенсаций издание подбросило «дохлую кошку», приписав руководству СССР то, о чем оно и не помышляло.

Взгляд на Восток

Некоторые эксперты полагают, что Германия, по крайней мере часть ее истеблишмента, не оставила вопроса о возвращении исконно немецких территорий Восточной Пруссии. Доктор юридических наук Андрей Шаваев и ветеран спецслужб Станислав Лекарев в книге «Разведка и контрразведка. Фрагменты мирового опыта истории и теории» считают, что это будет осуществляться в рамках политики последовательной трансформации ЕС в единое государство конфедеративно-федеративного характера, где новые управленческие структуры будут возглавлять преимущественно германские представители.

Президент Европейского информационного центра по правам человека в Вене Гарри Мурей обращает внимание на одну деталь: Германия 70 лет живет без Конституции – ее заменяет Основной закон, временно принятый в 1949 году. Почему? «Германия еще не собрала все земли, а поэтому концептуально не объединена», – отвечает Мурей.

Некоторые представители Бундестага выступают с собственными проектами развития Калининградской области, реализация которых, по мнению политологов, может привести к онемечиванию региона и даже ослаблению влияния Москвы на свой анклав. В частности, предлагается создание на территории области кондоминиума России, Германии, Польши и Литвы, развитие инициатив по переселению в Калининградскую область российских немцев, налаживание связей с потомками немцев, проживавших в Восточной Пруссии, демилитаризация региона и интеграция его с ЕС.

В 2017 году фракция национал-консервативной партии «Альтернатива для Германии» перешла от слов к делу и внесла предложение о восстановлении железнодорожного пассажирского сообщения между Берлином и Калининградской областью.

Впрочем, заведующий отделом Института истории Украины НАНУ Станислав Кульчицкий уверен, что официальный Берлин никогда не будет высказывать претензии относительно Калининградской области, но не исключает, что в будущем при изменении политической ситуации в Европе и России эта территория может прирасти к Германии таким же способом, как ГДР объединилась с ФРГ.

Непосильная ноша

Многие задаются вопросом, как изменился бы Калининград если бы он все же остался в составе Германии? Представим, что сразу после окончания войны Сталин отказался от претензий на Кёнигсберг – вероятно сегодня мы лицезрели бы совершено другой город. СССР планомерно уничтожал все, что было связано с немецкой историей, перекраивая бывший Кёнигсберг по советскому образцу. Германия очевидно бы взялась восстанавливать довоенный архитектурный облик столицы Восточной Пруссии.

Достаточно сравнить Калининград и небольшой польский городок Голдап, находящийся в 3 километрах от российской границы, который входил в состав немецкой Восточной Пруссии. И тот, и другой фактически были стерты с лица земли в последние месяцы войны. Но муниципалитет Голдапа, в отличие от властей Калининграда, решил воссоздать исторический центр, приспособив его под нужды современного города. Сегодня это уютный европейский городок с бережно отреставрированными немецкими кирхами, жилыми домами и усадьбами. В Калининграде лишь несколько мест напоминают атмосферу старинного Кёнигсберга.

Другой вопрос, как бы развивалась социальная, экономическая и геополитическая ситуация, войди Калининградская область в состав Германии в 1990 году. Вероятно, мы наблюдали бы массовый исход русскоязычного населения и переселение сюда этнических немцев, а оставшиеся жители подверглись бы дискриминации, что часто наблюдается в отношении выходцев из бывших союзных республик, переехавших в Германию.

Россия в лице отошедшей Германии Калининградской области лишилась бы мощного экономического рычага. Ведь не секрет, что этот регион имеет неоспоримые преимущества, так как занимает чрезвычайно выгодное положение на пересечении магистральных транзитных грузопотоков с востока на северо-запад.

Но для России гораздо важнее военно-стратегическое значение Калининградской области, которая является крайним западным форпостом нашей страны, обеспечивая присутствие российского ВМФ на Балтике. Для НАТО, которое может размещать свой контингент в Прибалтике, Калининградская область не являлась бы столь важным регионом в военном плане, а вот для России отсутствие анклава на Балтике означало бы серьезное уменьшение обороноспособности у западных границ.

Многие эксперты выражают мнение, что Калининградская область могла стать серьезной обузой для Германии в случае присоединения. Это относится как ко временам ФРГ и ГДР, так и к объединенному государству. В немецкой прессе встречались цифры в 100 млрд. евро – столько по мнению аналитиков стоила бы интеграция Калининградской области в состав Германии. Для страны, имеющей серьезные внутренние проблемы — это непосильная ноша.