28/02/20
План генерала Акаси: зачем японцы в 1905 году спонсировали кавказских сепаратистов

Во время Русско-японской войны военные и спецслужбы Страны восходящего солнца были крайне заинтересованы в дестабилизации обстановки в России. Путём финансовой помощи сепаратистам и революционерам Токио рассчитывал добиться заветной цели – расчленения Российской империи.

Попытка объединения оппозиции

До войны полковник Акаси (Акаши) Мотодзиро занимал должность военного атташе Японии в Санкт-Петербурге, вследствие чего он хорошо разбирался в проблемах внутренней политики России. В феврале 1904 года японское дипломатическое ведомство перевело Акаси в Стокгольм, где полковник и начал свою деятельность по поддержке российских деструктивных сил.

Акаси установил контакт с проживавшим в Стокгольме Конрадом (Конни) Циллиакусом – лидером Партии активного сопротивления, который призывал к террору в борьбе за отделение Финляндии от России. Однажды Циллиакус поделился с Акаси одной своей идеей – провести первую межпартийную конференцию российской оппозиции с целью координации действий по свержению самодержавия.

29 августа полковник запросил у Генштаба на организацию данной акции 100 тысяч йен. В Токио согласились выделить деньги при условии, что действительно удастся сплотить всю российскую оппозицию. Циллиакус тут же занялся рассылкой приглашений.

Осенью 1904 года межпартийная конференция состоялась в Париже, в ней приняли участие 8 партий из 19 приглашённых. Среди отказавшихся объединяться была такая крупная сила, как РСДРП. В итоге коалицию создали лишь эсеры, либеральный «Союз освобождения» и локальные революционные партии Польши, Грузии, Армении, Латвии и Финляндии. Примечательно, что именно национальные окраины проявили наибольшую заинтересованность в сотрудничестве с японцами.

Спонсирование терроризма

Хотя результаты конференции оказались скромными, Акаси сумел настоять на продолжении финансирования подготовки вооружённого восстания в России.

В своём докладе под названием Rakka Ryusui («Опавшие цветы, унесённые потоком»), он писал о поддержке террористов-эсеров, сепаратистов в Польше, Финляндии и на Кавказе (грузинских федералистов). Вопреки предположениям, возникшим впоследствии, партия большевиков тогда не приняла участие в делёжке «японского пирога».

При посредничестве Циллиакуса закупалось и переправлялось в Россию оружие. «Покупать вооружение было тяжелой задачей, – вспоминал Акаси. – Главным образом потому, что каждая партия предпочитала свой вид оружия. Рабочие в составе таких партий, как социалисты-революционеры и польские социалисты, не любили ружья. Напротив, финны и кавказцы, в рядах которых было много крестьян, отдавали предпочтение именно им».

В общей сложности на помощь в организации восстаний и терактов Акаси истратил колоссальную сумму – миллион йен (по нынешнему курсу - около 3 млрд рублей).

Впрочем, до получателей дошло далеко не всё оружие. Судно «Джон Графтон», перевозившее основную часть винтовок, было взорвано по приказу капитана близ финских островов осенью 1905 года. Зато пароход «Сириус» успешно выгрузился в грузинских портах. Кавказские революционеры получили 6,5 тысяч винтовок Веттерли. Впрочем, вооружённое выступление в Грузии, вопреки планам японцев, так и не началось.

Мифы о «миссии Акаси»

О подрывной деятельности Акаси Мотодзиро в России стало широко известно в 1906 году, когда революционеры выпустили книгу, посвящённую финансированию восстаний.

В самой Японии Акаси воспринимали как героя. В 1913 году он был повышен до генерал-лейтенанта. Вершиной карьеры Акаси стало назначение его в 1918 году генерал-губернатором Тайваня. Одновременно он получил еще и титул барона. На следующий год герой японцев скончался.

До конца Второй мировой войны в Стране восходящего солнца считалось, что Акаси оказал значительное влияние на события Первой русской революции, а это в свою очередь привело к благоприятному для Японии исходу войны. Примечательно, что и в настоящее время на родине генерала издаются исторические романы о его миссии. Однако есть и те, кто оценивает деятельность Акаси скептически. Например, японский историк Чихару Инаба называл Акаси «неудачником» и утверждал, что средства, направлявшиеся революционерам, были «потрачены напрасно».