31/01/20
Оружие и другие вещи, которые продавали на чёрном рынке в Великую Отечественную

В СССР нехватка «товаров народного потребления» ощущалась не только во время войны, в эпоху хрущёвской оттепели, брежневского застоя и позже, но и в более раннее время. Очереди, низкие нормы отпуска товаров, попытки что-то достать по блату или через знакомых были обыденным явлением. Конечно, на этом фоне просто не могла не существовать масштабная нелегальная торговля. Исследователь В. С. Пушкарёв в статье «Чёрный рынок в СССР в годы Великой Отечественной войны» пишет, что в Советском Союзе ещё до начала боевых действий действовала широко развитая система чёрного рынка.

Дефицит товаров повседневного спроса был «хроническим», и нелегальная торговля компенсировала неудовлетворённый спрос населения. 45,6% денежной массы, по данным Госплана СССР за 1937 год, не работало, то есть эти деньги скапливались на руках населения или употреблялись им для покупок в теневом секторе экономики. Во время войны  проблема усугубилась. Имея уже неплохой «задел», чёрный рынок расцвел, так как все ресурсы советской экономики были направлены на военное производство, и многие предприятия, дававшие прежде продукцию гражданского назначения, перешли на военные рельсы и работали на фронт.

Чёрный рынок называли также «колхозным». Он обеспечивал своих покупателей во всех городах страны продуктами питания, количество которых резко снизилось из-за спада сельскохозяйственного производства, оккупации «хлебных» территорий немцами и введения карточной системы. Если в 1940 году, по данным советских государственных органов, население купило продуктов на «колхозном рынке» на 18,7 млрд рублей, то в 1943-м – на 126,1 млрд рублей, то есть денежный оборот чёрной торговли едой вырос более чем в 6,5 раза. Хотя с учётом колоссального роста цен количество продаваемых продуктов выросло не столь сильно, цифра показательная. В Москве торговля на чёрном рынке выросла настолько, что спекулянты (как тогда называли торговцев) сосредоточили в своих руках огромные средства, которых хватало уже для крупных оптовых операций. Некоторые из них, работая в столице, скопили сотни тысяч и даже миллионы рублей (средняя зарплата составляла тогда 400-430 рублей в месяц). Торговля «с рук» и обмен товарами в Москве приняли не просто массовый характер, но и зачастую происходили в самом центре города открыто с утра до ночи, и милиция смотрела на всё это сквозь пальцы – торговцы совершенно не стеснялись. Милиционеры нередко получали свою долю за игнорирование нарушений, а иногда попросту боялись торговцев, которые имели бандитскую или чиновничью крышу, всегда готовую поддержать разбогатевших дельцов.

Продавалось и покупалось всё, что производилось в подсобных хозяйствах и на государственных производствах (откуда часто просто воровалось): еда (от зерна, муки, картофеля и мяса до высокосортных шоколадных конфет, пирожных, икры и деликатесных видов рыб), сахар, алкоголь, одежда, бельё, ткани, обувь, спички, мыло, дрова, медикаменты и другие товары. Можно было купить и предметы роскоши: ковры, картины, гравюры, мягкую мебель, патефоны и пластинки, книги, ювелирные изделия, антиквариат, наркотические вещества. Богатые дамы могли раскошелиться на косметику и парфюм. При большом желании и толстом кошельке покупатель мог приобрести валюту, фальшивые документы (талоны на продукты или одежду, справки для освобождения от воинского призыва), холодное и огнестрельное оружие, боеприпасы. Чёрные рынки предлагали всё, что угодно, были бы деньги: здесь не было пределов и ограничений. Так что и во время войны обладатели солидных сумм, нажитых едва ли заслуживающими уважения путями, жили припеваючи. Были те, кто в голодное время объедался и не думал ни о тяжёлом труде, ни о каких-то фронтах и боях. Наоборот: чем хуже чувствовала себя советская экономика и народ, тем больше цвели нелегальные торговцы.

Реальная борьба с этим явлением, сократившая масштабы чёрного рынка, началась лишь после войны. Теневая доля экономики уменьшилась и свелась к более невинным формам.