Операция «Цитадель»: почему Гитлер после неё хотел закончить войну

Летом 1943 года Гитлер отдал приказ о начале операции «Цитадель». Цели фюрера при этом долго оставались загадкой. Невозможность добиться решающей победы над Советским Союзом, после поражения под Сталинградом, была очевидна.

Большинство историков склонны расценивать действия Гитлера, бросившего остатки своих лучших бронетанковых дивизий в огонь Курской дуги, как следствие стратегической слепоты или его нежелание принимать действительность. Но вышедшие в 2013 году воспоминания Рудольфа Риббентропа, возможно, приоткрывают завесу над этой тайной.

Попытка Риббентропа

Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел Третьего рейха, был одним из казнённых по приговору Нюрнбергского международного трибунала. Его старший сын Рудольф служил в танковых войсках СС, воевал на Восточном фронте и  участвовал в знаменитом бою под Прохоровкой. В 2013 году вышла его книга «Мой отец Иоахим фон Риббентроп. Переживания и размышления». Она сразу стала бестселлером о Второй мировой войне и была переведена на многие языки. В России она вышла под заголовком «Мой отец Иоахим фон Риббентроп. “Никогда против России!”». Этим названием переводчики и издательство хотели выделить тот факт, что Риббентроп робко против затеи Гитлера напасть на Советский Союз.

Из этой книги, а также из тюремных записок самого Иоахима Риббентропа складывается впечатление, что нацистский министр иностранных дел неоднократно пытался склонить Гитлера к перемирию со Сталиным. В записках самого министра одна из таких попыток относится к августу 1943 года, то есть ко времени после поражения немцев на Курской дуге. Риббентроп в своей книге утверждает, что такая попытка была предпринята ещё весной 1943 года.

По словам Рудольфа Риббентропа, его отец считал, что успех немецкого контрнаступления под Харьковом в марте 1943 года создал благоприятные условия для зондажа намерений Сталина. Министр постарался убедить Гитлера дать ему санкцию на соответствующие шаги через нейтральные страны.

Первую такую попытку он предпринял ещё в ноябре 1942 года. Тогда США и Англия высадили свои войска в Северной Африке, а вермахт стоял на Волге и у Кавказа. Германия находилась в зените своих успехов. Но именно поэтому Гитлер тогда резко отклонил предложение Риббентропа-старшего, считая, что положение рейха прочно, как никогда ранее, и сулит ещё больше побед. Через несколько дней 6-я немецкая армия попала в окружение под Сталинградом.

О том, что Риббентроп-старший пытался настоять на мирных предложениях Москве, но его предложение было отклонено, Риббентропу-младшему рассказал немецкий дипломат Хорст Греппер, ставший позднее послом ФРГ в СССР. Гитлер хотел предпринять операцию «Цитадель», чтобы иметь более сильные позиции перед тем, как предлагать Сталину мириться.

Расчёт нацистов на разобщение своих врагов

Операция «Цитадель» с самого начала обставлялась как имеющая ограниченные цели. Если Гитлеру не удалось принудить СССР к капитуляции ни в 1941, ни в 1942 году, тем более он не смог бы сделать этого в 1943 году. Но Риббентроп полагал, что теперь у Германии появился новый козырь.

Вообще, последняя призрачная надежда нацистских лидеров на то, что им удастся избежать ответственности перед народами за свои злодеяния, вплоть до весны 1945 года возлагалась на разобщение СССР и его западных союзников. Нацисты, пытавшиеся зондировать почву для мирных контактов то на Западе, то на Востоке, пугали американцев и англичан «советской угрозой». Точно также они могли пугать советских лидеров угрозой усиления США, напоминая о том, что с сентября 1939 по июнь 1941 года Германия и СССР дружили, и способны подружиться вновь.

Курская битва закончилась поражением немецких войск. Однако можно попытаться представить, что было бы, увенчайся она победой вермахта. Принял бы тогда Сталин мирное предложение Гитлера?

Сталин не стал бы договариваться после частичного поражения

Вопрос о поиске почвы для мирных переговоров в ходе Великой Отечественной войны между СССР и Германией долго, наверное, ещё не будет прояснён во всём объёме, по причине засекреченности источников. Есть данные, что осенью 1941 года и в марте 1942 года такие переговоры пытался завязать Сталин. Но тогда сам Гитлер не собирался обсуждать никаких условий.

Предположим, что в июле 1943 года немцам удалось бы отрезать и уничтожить советские войска, занимавшие Курскую дугу. Как теперь ясно, это не привело бы к крушению советского фронта. Немцы всё равно не смогли бы снова развернуть крупномасштабное наступление, подобное тому, что было в 1941-м или 1942-м году. Они его и не планировали. Пошёл бы Сталин на обсуждение каких-то мирных предложений Гитлера?

Поражение на Курской дуге, если бы оно и случилось, стало бы лишь частным поражением советских войск. Оно могло замедлить, но не остановило бы вовсе победную поступь Красной Армии. Сталин это понимал. Зачем, в таком случае, ему  нужно было бы заключать с Гитлером сепаратный мир и дать ему выгнать американцев и англичан из Европы? Чтобы Гитлер потом снова напал на СССР, у которого тогда уже не осталось бы союзников?

Есть такой факт, что на Тегеранской конференции Большой Тройки в ноябре 1943 года Сталин сам предложил Рузвельту и Черчиллю не доводить сопротивление немцев до фанатизма, а выдвинуть условия их частичной капитуляции, как в Первой мировой войне. Этот факт можно представить как свидетельство того, что Сталин был не против очередной сделки с Гитлером. Но в такой трактовке есть подмена понятий.

Во-первых, Сталин говорил о выдвижении согласованных требований к Германии от всех союзников. В таком раскладе, само собой, речь шла вовсе не о сепаратном мире. Во-вторых, вопрос касался именно капитуляции Германии – полной или частичной. Только на таких условиях Сталин считал возможным договариваться с Германией.

Предполагая, будто Сталин может согласиться на мирные переговоры после Харькова или Курска, Риббентроп и Гитлер в равной мере тешили себя несбыточными мечтами. Начав войну с СССР, гитлеровский рейх мог только уничтожить своего врага или погибнуть сам. Третий вариант был исключен.