18/01/20
«Неизбежно отмирание разума»: как в СССР увлекались «новой биологией»

В 1920-х годах в СССР на полном серьёзе обсуждались самые безумные идеи. Много споров вызвала так называемая «теория новой биологии» Эммануила Енчмена. Её создатель утверждал, что победа марксизма приведёт к «отмиранию» разума и наук, а в конечном счёте – к радикальному упрощению общественной жизни. Вернувшись чуть ли в каменный век, человечество, по мысли Енчмена, обретёт счастье. Сам себя теоретик, в соответствии с постулатами своего учения, называл не учёным и не философом, а «передовым организмом».

«15 анализаторов» и «органические катаклизмы»

О биографии Эммануила Семёновича Енчмена сведений мало. Известно, что «ниспровергатель устоев» родился в Тифлисе в 1891 году. Впервые он привлёк к себе внимание в 1920 году, когда напечатал в Пятигорске «Восемнадцать тезисов о теории новой биологии». А уже через 3 года в Петрограде вышла его книга «Теория новой биологии и марксизм», в которой автор высказывал поистине «революционные» мысли.

Науку и философию Енчмен называл «эксплуататорской выдумкой» и считал, что познание как таковое присуще лишь классовому обществу. Следовательно, после победы пролетариата «разум» и «логика» отомрут за ненужностью. Енчмен предлагал оставить в университетах только 3 дисциплины – физику, химию и собственно «новую биологию». А весь интеллектуальный багаж человечества он предлагал заменить некими «15 анализаторами» (необходимыми понятиями), при усвоении которых в сознании человека происходит, якобы, «органический катаклизм». Претворять в жизнь эти мероприятия должен был Революционно-Научный Совет Мировой Коммуны.

Будущее автор «новой биологии» видел как «массовые победы единой системы органических движений, бывшей в организмах в раздавленном состоянии все тысячелетия эксплуатации». В новом обществе каждому будет дарована равная доля «стенизма» («радостности»), достигаемая посредством «всего богатства мировых органических раздражителей». Енчмен предлагал зафиксировать в цифрах степень реакции каждого человека на те или иные раздражители, и в соответствии с этими данными поддерживать в нём состояние «стенизма». «Новая биология» предполагала и упрощение языка. Енчмен уверял, что слова о «непространственных явлениях» попросту не могут существовать.

«Теория новой биологии» снискала заметную популярность среди учащейся молодёжи. Книга Енчмена за год выдержала как минимум 2 издания. По-видимому, комсомольцам, столкнувшимся со всей сложностью постреволюционного быта, идея его кардинального «упрощения» пришлась по душе.

Разгром Енчмена

Для деятелей большевизма, многие из которых серьезно разбирались в философии, книга Енчмена стала вызовом. В 1924 году под редакцией журналиста Сергея Гириниса вышел сборник статей «Очередное извращение марксизма», посвященный «новой биологии». В нём утверждалось, что Енчмен поставил марксизм «дыбом», а его «теория» подходит лишь для «уловления простаков».

«Рассчитывая на молодую, ищущую, полную энтузиазма аудиторию, аудиторию наших рабфаковцев и слушателей коммуниверситетов, автор подносит ей самый бессмысленный вздор, как какое-то величайшее открытие», — отмечал профессор философии Леонид Ческис.

Против Енчмена выступил даже сам Николай Бухарин, чья статья называлась «Енчмениада. К вопросу об идеологическом вырождении». Партийный деятель раскритиковал Енчмена не только за идеи, но и за «манию величия», прослеживавшуюся на каждой странице его сочинения.

После такого разгрома 2-й том «Теории новой биологии», в котором автор обещал описать значение каждого из «15 анализаторов», так и не вышел.

Судьба Енчмена сходна с судьбами других прожектёров 1920-х годов, которые «не вписалась» в «ортодоксальный» марксизм-ленинизм. Однако Енчмен пережил сталинскую эпоху. По данным онлайн-ресурса «Российская еврейская энциклопедия», он умер в 1966 году в Москве.

Как ни удивительно, но некоторые идеи Эммануила Енчмена нашли воплощение уже в XXI веке. Например, предсказанные им «физиологические паспорта» можно считать отдалённым прообразом современной биометрии и генетических паспортов.