21/06/20
МО РФ
Морская доктрина России: какое место там уделено США

Новая морская доктрина России охватывает широкий круг интересов и приоритетов: экономических, торговых, экологических, научных, военных, политических. Однако главное место в ней занимают вызовы, с которыми наша страна может столкнуться в условиях многополярного мира.

Вызовы и угрозы

26 июля 2015 года в день российского ВМФ свет увидела новая морская доктрина России. Она охватывает 4 основных направления: военное, транспортное, научное, а также разработку месторождений. Сфера интересов России, согласно новой доктрине, распространяется на 6 регионов: каспийский, арктический, атлантический, тихоокеанский, индийский и антарктический.

Особое внимание уделено Арктике и Атлантике. Первое направление важно тем, что вокруг него уже многие годы рядом стран ведется острая геополитическая борьба, цель которой – ресурсы Арктического шельфа и морские транспортные пути. Главное богатство недр Арктического шельфа – углеводороды. По данным журнала Science, здесь сосредоточено не менее 10 млрд тонн нефти и 1 550 трлн кубометров природного газа. Кроме того, контроль над Арктикой — это ключ к Северному морскому пути, который сулит выгодоприобретателю колоссальные экономические дивиденды.

Не менее важно для России и атлантическое направление, которое рассматривается уже не в сфере морского транспорта и добычи полезных ископаемых, а как зона противостояния извечных оппонентов – России и НАТО. На гипотетически возможный военный конфликт со странами Североатлантического альянса обратил внимание и президент Владимир Путин в своем указе об основах государственной политики в области военно-морской деятельности до 2030 года, который вышел в июле 2017 года.

Этот документ ставит амбициозные задачи, в частности, сохранение за Россией второго места (после США) по военно-морскому потенциалу, постепенное наращивание мощи отечественного ВМФ и увеличение военно-морской группировки. Путин особо отметил, что все это невозможно без технологической модернизации российского флота и вложения в эту область значительных средств.

Авианосцы: за и против

Наиболее актуальной проблемой военного флота России является постройка новых боевых кораблей. Масштабное перевооружение ВМФ РФ, намеченное в начале 2000-х, пока пробуксовывает. Проблема приобретает особую остроту на фоне расширения авианосного потенциала южных соседей России – Индии и Китая. Также о намерении построить ударный десантный корабль-авианосец заявила и Турция.

Относительно вопроса постройки для ВМФ России авианосцев среди экспертов отсутствует единое мнение. Одни говорят, что нет острой необходимости в авианосном флоте – это ненужная трата средств. Другие убеждены, что без строительства авианосцев или авианесущих крейсеров Россия в ближайшее десятилетие утратит статус великой морской державы. Тем не менее Владимир Путин заявлял о том, что задача постройки авианесущего комплекса для ВМФ РФ по-прежнему актуальна.

Председатель Союза геополитиков, капитан 1-го ранга в отставке Константин Сивков согласен с президентом. По его мнению, без авианосной группировки трудно решить задачу по защите государственной безопасности и национальных интересов России в отдаленных регионах планеты. На данным момент российский флот имеет всего лишь один авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», которому необходима модернизация.

Задача строительства авианосцев была поставлена еще в далеком 2000-м году, однако за прошедшие 20 лет процесс так и не сдвинулся с мертвой точки. Более того, Россия лишилась одного из двух находившихся на вооружении отечественного ВМФ авианесущих крейсеров — «Адмирала Горшкова», который был продан Индии. Капитан 1 ранга запаса Михаил Ненашев отмечает, что проекты новых авианосцев есть, но отсутствует единое понимание этой проблемы.

Кандидат военных наук, генерал-майор в отставке Михаил Макарук пока не видит острой необходимости в строительстве авианосцев. По его словам, Россия имеет другие козыри: современное высокоточное оружие, новейшие подводные лодки, гиперзвуковые ракеты, которые могут компенсировать отсутствие авианосного флота.

Удаленное присутствие

Еще одной проблемой России помимо нерешенного вопроса с авианосцами эксперты называют отсутствие развитой сети военно-морских баз за рубежом, какие, к примеру, имеют Соединенные Штаты. Но в этом направлении у нас неплохие перспективы. У России установились прочные отношения с рядом стран, которые не против российского военного присутствия на своей территории. Не так давно президент Филиппин Родриго Дутерте дал добро российским судам на заход в филиппинские порты для материально-технического обслуживания.

Летом 2014 года Владимир Путин в ходе своего визита в Никарагуа обсуждал с президентом Даниэлем Ортегой вопрос о размещении в стране наземных станций ГЛОНАСС, а также более тесного сотрудничества в военной сфере. Кроме того, возможно участие России в строительстве Никарагуанского канала, который свяжет Карибское море с Тихим океаном. А это подразумевает создание военно-морской инфраструктуры для обеспечения безопасности объекта.

Эксперты выражают надежду, что российское военное присутствие может быть восстановлено в тех странах, с которыми у нашей страны еще со времен СССР установились дружеские отношения: В Латинской Америке кроме Никарагуа это Куба и Венесуэла, в Азии – Вьетнам и, возможно, Индия. Кроме того, можно надеяться на взаимодействие в этой сфере с нашим новым партнером – Ираном: в этом случае Россия получит выход в важнейший со стратегической точки зрения регион планеты – Персидский залив.

Есть информация, что в создании баз российского ВМФ заинтересованы Сейшельские острова и Сингапур. По словам министра обороны России Сергея Шойгу, кроме номинального присутствия российского ВМФ в столь удаленных уголках земного шара мы бонусом получим упрощенный режим захода наших кораблей в порты стран-партнеров и возможность дозаправки самолетов дальней авиации.

Таким образом Россия приобретет возможность присутствовать почти во всех ключевых регионах планеты, в том числе и в Средиземном море. Напомним, что на данный момент в сирийском Тартусе уже есть база российского ВМФ. Но средиземноморское присутствие России может расшириться. В 2015 году президент Кипра Никос Анастасиадис предложил Москве разместить на территории его страны две военные базы: одну рядом с Лимасолом, вторую недалеко от Пафоса. Политолог Александр Храмчихин считает, что в свете непростой ситуации на Ближнем Востоке это было бы правильным решением, однако нужно отдавать себе отчет, что ни НАТО, ни Евросоюз не одобрят подобное соглашение между Кипром и Россией.

Извечный оппонент

Ни для кого не секрет, что главным политическим оппонентом России являются Соединенные Штаты Америки, и в обозримом будущем ситуация вряд ли изменится. Китай в новой морской доктрине России недвусмысленно определен как «дружественное государство». Владимир Путин неоднократно давал понять, что ни при каких условиях не согласится с позицией однополярного мира, которой придерживаются в Вашингтоне. Создание российских военно-морских баз по всему миру должно стать одним из шагов к прекращению гегемонии США.

Белый дом в свою очередь готов ответить на любой вызов Кремля, который способен пошатнуть нынешние позиции гегемона. В том же 2015 году, когда появилась новая морская доктрина России, в США была опубликована новая национальная военно-морская стратегия под названием «Объединенная стратегия для ХХI века». Однако нужно понимать, что США, отстаивая свои геополитические интересы, намерены одновременно противостоять и России, и Китаю.

По заявлению высокопоставленных американских чиновников, Соединенные Штаты не располагают достаточными ресурсами, чтобы эффективно соперничать с двумя мощными морскими державами. Так, глава оборонного ведомства США Марк Эспер отмечает, что США располагают лишь 300 кораблями, готовыми выполнять поставленные боевые задачи. Это значительно больше, чем имеется на вооружении ВМФ РФ, но суммарно уступает объединенным российско-китайским морским силам.

Американский флот превосходит российский лишь количественно, в качественном отношении перевес может быть уже на нашей стороне, – уверен военный эксперт Алексей Леонков. По его мнению, малым ракетным кораблям ВМФ РФ нет аналогов в мире, а стоящие у них на вооружении ракеты «Калибр» ничуть не уступают американским «Томагавкам».

Согласно морской доктрине 2015, успех противостояния с США не зависит от количества ударных авианосцев или даже атомных подводных лодок. Эффективность соперничества будет обеспечиваться интеграцией усилий воздушно-космической и морской группировок, обладающих потенциалом не только кинетического, но и кибер- и электромагнитного удара. Как отмечал российский президент, верх одержит тот, кто в гонке новейших систем вооружения будет идти на шаг впереди.