Мария Байда: лучшая рукопашница Великой Отечественной войны

Когда узнаешь о подвиге обычной русской девушки Марии Байда, совершенном во время героической обороны Севастополя летом 1942 года, в голову невольно приходят некрасовские строки о женщинах, что и в избу, горящую войдут и с конем на скаку справятся. Пусть звучат эти слова банально. Но – в самую точку. Судите сами.

«Я видела столько крови и страданий, что у меня окаменело сердце…»

Глубокой осенью 1941 года к командиру 514 стрелкового полка 172-й стрелковой дивизии Приморской армии Северо-Кавказского фронта обратилась с рапортом девушка-санинструктор, Мария Байда. Она просила перевести ее в разведку. Марию в полку хорошо знали: с сентября, с первых дней своей службы в полку санитарка, а затем и санинструктор Байда вытащила из-под огня десятки, если не сотни бойцов, демонстрируя при этом храбрость и находчивость.

Девушка родилась в селе Новый Чуваш Красноперекопского района, не боялась никакой работы, никаких трудностей. Санитаркой в больнице начала трудиться еще до войны. А с первых дней войны пошла добровольцем в истребительный батальон, окончила ускоренные курсы медицинских сестер. Маша прекрасно знала окрестности Севастополя, умела обращаться с оружием, была ловкой и физически очень крепкой.

Сама она объясняла свое стремление служить в разведке, оставив, казалось бы, более «правильное» для женщины занятие – помощь раненым, так: «Я видела столько крови и страданий, что просто у меня окаменело сердце. Не могла забыть разрушенные хаты, убитых детей, стариков и женщин… Вот и пришло решение уйти с медицинской работы в строй».

В общем, получив рапорт Марии, командир думал недолго. Девушку перевели в разведку.

Подвиг разведчицы

Старший сержант Байда не раз ходила за линию фронта, случалось ей и приводить к своим «языка». Один случай особенно запомнился ее товарищам. Как-то Маша сумела взять в плен немецкого обер-ефрейтора. Мужик попался упрямый, никак не хотел идти, даже обезоруженный и связанный. Пришлось Маше «угостить» его прикладом по голове, и тащить на себе. Однако, услышав шум, поднятый ефрейтором, немцы открыли огонь и в разведгруппе погиб один из бойцов.

Марию в наказание отправили на гауптвахту. Однако, уже очень скоро разведчицу выпустили из заточения. Оказалось, что немец пришел в себя и продолжает упрямиться, не хочет отвечать на вопросы. Но стоило появиться Маше, строптивый ефрейтор тут же скис и начал говорить.

Летом 1942 года шли ожесточенные бои за Севастополь. Разведрота, в рядах которой воевала Мария Байда, принимала участие в отражении штурма. Боеприпасов было в обрез, и отчаянная Маша, расстреляв все свои патроны, перемахивала через бруствер, и вскоре возвращалась обратно с оружием убитых немцев. Во время одной из таких вылазок рядом с отважной девушкой разорвался снаряд. Машу ранило, к счастью, не очень сильно, но из-за контузии она потеряла сознание. В себя она пришла лишь ночью.

Ситуация к этому времени была такова: немцы сумели прорвать оборону и взять в плен товарищей Марии. Осторожно выглянув из своего укрытия, девушка увидела, что под охраной двух десятков немцев находятся девять раненых бойцов из ее роты. Немцы чувствовали себя свободно, не смотрели по сторонам, и всей кучей сгрудились вокруг пленников.

И Маша пошла в атаку. Взяв немецкий автомат, она несколькими очередями уложила большую часть фрицев, которые настолько ошалели от неожиданности, что даже не смогли толком оказать сопротивление. Наши бойцы, поняв, что пришла подмога, тоже начали действовать и сумели обезоружить нескольких противников. Еще четверых Мария Байда уложила ударами приклада по голове.

15 убитых солдат и офицеров, из которых четверо уничтожены не огнестрельным оружием, а в рукопашной схватке – это совершил не какой-нибудь Рэмбо, а двадцатилетняя девушка, к тому же раненая и только-только пришедшая в себя после контузии.

После этого, она вывела товарищей к своим, поскольку никто лучше нее не знал расположения минных полей и разных тайных тропинок в окрестностях Севастополя.

За этот подвиг Марии Карповне Байда было присвоено звание Героя Советского Союза. Об этом отважная девушка узнала, лежа в госпитале, где залечивала очередное ранение.

«Ты, Маша, в сорочке родилась!»

Летом того же, 1942 года Мария попала в плен. Началось ее долгое путешествие по кругам фашистского ада, путешествие длиной в три года.

Она сидела в тюрьме для военнопленных в Симферополе, после ее отправили на Западную Украину, в концлагерь «Славута».

Потом была Австрия, где Машу отдали на работу на ферму какого-то бауэра. Потом – снова концлагерь, на сей раз «Равенсбрюк».

Неукротимая девушка не сдавалась несмотря ни на что. В концлагерях она вступала в подпольные группы сопротивления. Своего австрийского хозяина едва не заколола вилами, за что он отправил ее снова на нары. Из «Равенсбрюка», где заключенные готовили побег, Машу по доносу провокатора забрали в гестапо. Допрашивал и пытал ее бывший «соотечественник», выходец из Западной Украины. «Соотечественник» начал с того, что выбил девушке зубы. После этого ее сажали в подвал, который медленно заполняли ледяной водой. Достав из воды, ставили вплотную к пылающему камину. Но Мария, несмотря на раны и на открывшийся туберкулез, не сдалась и не выдала товарищей.

Наверное, проходя через мытарства плена и допросов, Мария не раз вспоминала слова своей подруги Ксении Карениной из лагеря «Славута»: «Ты, Маша счастливая, в сорочке родилась».

Из концлагеря ее освободили американские военные, было это 8 мая 1945 года.

После войны Мария Карповна Байда прожила долгую и счастливую жизнь. Она вышла замуж, родила двоих детей, 28 лет работала в ЗАГСе города Севастополя.

Выходит, Ксения Каренина была права.