Лётчик Яков Антонов: что стало в плену с Героем Советского Союза

Летчик-истребитель Яков Иванович Антонов, получивший звание Героя Советского Союза еще за финскую войну, храбро сражавшийся с немцами, награжденный орденами Ленина и Красного Знамени, навсегда вошел в историю Великой Отечественной войны. На его родине, в Солецком районе Новгородской области Антонову установлен памятник. Но, как ни удивительно это прозвучит, огромный интерес к судьбе этого незаурядного человека вызван не столько подвигами, совершенными им при жизни, сколько обстоятельствами его гибели.

Эти обстоятельства до сих пор покрыты пеленой неизвестности.

Версия первая

К августу 1942 года летчик Яков Иванович Антонов был командиром 84-го истребительного авиаполка. Немцы рвались к кавказской нефти, и в районе Моздока шли напряженные бои, в том числе и воздушные, чтобы перекрыть путь захватчикам. 25 августа в одном из воздушных сражений под Моздоком был подбит истребитель И-153, на котором вел бой Антонов.

Летчик Константин Сухов вспоминал потом, что Антонов выбросился из горящего самолета на парашюте, и что немцы стреляли по нему, пока он был в воздухе. Летчики Павлов, Лавочкин, Гарьков, как могли, прикрывали командира, кружа над местом посадки. Они видели, что Антонов приземлился, но более ничего не могли для него сделать. По официальной версии, Яков Антонов погиб в этом сражении.

Майору Антонову было 34 года, у него осталась семья: жена и дети.

Версия вторая

Долгие годы Антонов считался погибшим в бою 25 августа 1942 года. Однако, в 1987 году в Москву приехал американец В. Хардести, автор книги «Красный феникс», повествующей о советской авиации в годы Великой Отечественной. Для второго издания этого труда, в котором были собраны редкие архивные материалы, В. Хардести хотел получить предисловие легендарного советского летчика В. Решетникова. Первое издание он преподнес Решетникову в подарок. Листая богато иллюстрированный том, генерал-полковник авиации наткнулся на фотографию, которая ошеломила его. Советский летчик с заклеенными пластырем ранами на лбу, с майорскими «шпалами», при орденах, стоит в окружении немецких летчиков. Держится спокойно, хоть и заметно, что на висках вздулись вены, видимо, от волнения. Обстановка очень мирная, идет нормальный разговор профессионалов.

Так стало известно, что Яков Антонов сумел благополучно приземлиться и оказался в плену у врага. Что же было дальше?

Ас Гюнтер Ралль в своих мемуарах «Моя летная книжка», написанных уже сильно после войны, подробно рассказывает историю пленения Антонова. Вот отрывок из этих воспоминаний: «Русский чертовски юн, так же, как и большинство из нас — ему едва за двадцать. Свои прямые светлые волосы с высокого лба он откинул назад, чтобы освободить место для двух огромных компрессов, покрывающих его порезы. В умных карих глазах в равной степени отражается и гордость и разочарование. На его губах играет лёгкая улыбка. Его грудь украшают три ордена, из которых мне известен только один — он называется "Герой Советского Союза".

Так вот как они выглядят на самом деле … те самые недочеловеки, к которым недопустимо гуманное отношение! Перед нами Воин, который сразу же вызывает уважение у любого, кто сам является Воином».

Ралль отдает должное мужеству нашего летчика, в то же время, старается показать, какое поистине рыцарское отношение к пленному противнику продемонстрировали немцы: оказали медицинскую помощь и не держали взаперти, позволяя свободно перемещаться по территории аэродрома: «У нас нет ни желания, ни возможности держать его под замком». Антонов отвечает на эту любезность так же рыцарски: он не бежит, поскольку понимает, что славным немецким парням может влететь от начальства в случае его исчезновения. Бежит он, по словам Ралля, уже позже, когда его, вместе с ранеными, едущими в лазарет, направляют на грузовике в штаб. Завершает свой рассказ Ралль так: «… капитан Антонов точно не прибыл в место назначения. Скорее всего, он воспользовался немецкой шинелью … чтоб затеряться и бежать. Но то, что Антонов пережил войну — я знаю точно из официальных русских источников».

Звучит это все очень красиво, однако, в рассказе немецкого аса поражает немалое количество несообразностей. Во-первых, Антонов не был уж так «чертовски юн», ему было за 30. Во-вторых, Антонов к тому моменту был уже майором, а не капитаном. В-третьих, Ралль неверно назвал тип самолета, на котором был сбит Антонов. Неточно указана и дата сражения. И, наконец, что за «официальные русские источники»? В общем-то, все это можно списать на обычную забывчивость, мемуары созданы уже после войны, а также на несколько фанфаронское желание продемонстрировать рыцарственность немцев и их уважение к противнику. Но разгадку тайны гибели Антонова в этом рассказе мы не найдем.

Версия третья

Еще одна версия гибели летчика Антонова гласит, что храброго майора отправили, видимо, в Моздокский лагерь для военнопленных, где он и сгинул. Вся история с великодушием немцев, в общем, довольно понятна. Дело было в 1942 году, до Сталинграда и Курской битвы. Немцы пребывают в отличном расположении духа, рвутся к нефтяным вышкам. Почему бы и не оказать помощь пленному русскому (две нашлепки из пластыря на лоб) и не позволить ему погулять по аэродрому, куда он сбежит, когда вокруг столько глаз? Случись все после Сталинграда, Антонова, скорее всего, расстреляли бы на месте. Кстати, внимательный глаз не может не обратить внимание на то, что ордена на гимнастерке у пленного расположены в неправильном порядке: орден Красного знамени нужно вешать перед орденом Ленина. Видимо, награды сначала отняли, затем вернули, для фотографии.

Имеются неподтвержденные сведения, что из лагеря в Моздоке Антонова направили в лагерь под Мариуполем, откуда ему удалось бежать при помощи тамошних подпольщиков, он даже прятался в доме у медсестры Кузенковой. Затем он был переправлен в Ейск, где следы его окончательно теряются. Якобы, опасаясь репрессий за то, что был в плену, Антонов долго скрывался от наших спецслужб.

Думается, эта версия не выдерживает критики. Антонов был не из тех людей, что прячутся по подвалам и чердакам, его мужество и заслуги общеизвестны. Скорее всего, он погиб в лагере для военнопленных, и не было этих бесконечных и запутанных перебросок с места на место.