02/04/20
Фото: U.S.Navy
«Летучий голландец»: что происходит с американским авианосцем «Теодор Рузвельт»

Корабль, пожалуй, самое нежелательное место во время эпидемии. Ограниченное пространство, невозможность изолироваться полностью, отсутствие достаточного количества лекарств и длительное совместное пребывание сотен человек – идеальные условия для распространения любого вируса. Неспроста наибольшие проблемы во время пандемии коронавируса нового типа SARS-CoV-2 у властей возникли с круизными лайнерами – после массового закрытия границ около 40 судов, на которых в сумме находилось порядка 90 тысяч человек, оказались блокированы в море.

Ярче всех в СМИ освещалась ситуация с лайнером Diamond Princess, который застрял в порту Йокогамы на целый месяц. Один из пассажиров корабля оказался заражён COVID-19 – и даже несмотря на то, что он сошёл с корабля за неделю до прибытия в конечный пункт, его присутствия хватило, чтобы в итоге число инфицированных на судне превысило 700. Умерло семь человек.

Но одно дело – круизный лайнер. Пассажиры таких судов, как правило, граждане разных стран, причем, само судно, принадлежащее владельцу, проживающему в одном государстве, может быть приписано к порту другого, а компания-организатор путешествия, вообще, располагается где-то в третьем. В такой ситуации не сразу разберешь, кто в ответе за решение возникших проблем.

Иное дело военные корабли. Там и контроль за экипажем строже, и меры обеспечения безопасности жёстче. Однако пример авианосца «Теодор Рузвельт» ВМС США опровергает эти заблуждения.

От судьбы не убежишь

В начале весны ничего не подозревающий экипаж флагмана американского военно-морского флота отправился в очередной рейд в Тихий океан. На борту находилось почти пять тысяч человек – это моряки, лётчики и гражданские из обслуживающего персонала. Возможно, уходя на дежурство, они даже испытывали облегчение: «на земле» коронавирусом охвачено более 150 государств, самая сложная ситуация сегодня сложилась именно в Соединённых Штатах. Новой болезнью в Америке заразилось 189 тысяч человек, и их количество продолжает увеличиваться. Так что, возможно, кто-то рассчитывал укрыться от заразы в океанских водах.

Но реальность оказалась далеко не такой жизнеутверждающей. 24 марта и.о. министра ВМС США Томас Модли сообщил, что на борту «Теодора Рузвельта» у трёх военнослужащих обнаружили СОVID-19, которым те, вероятно, заразились во время стоянки во Вьетнаме. Их сразу поместили на карантин, а корабль направили на базу в Гуам – островную территорию США в западной части Тихого океана. Там его пришвартовали, но настрого запретили кому-либо из экипажа сходить на берег. С борта сняли только первых заболевших.

Уже 27 марта телеканал CNN узнал, что число заражённых на авианосце выросло до 25. При этом источники в СМИ утверждали, что тестирование на вирус проходит весь экипаж, и количество инфицированных может ещё вырасти. Несмотря на это Модли продолжал уверять, что «корабль остаётся в строю и готов к выполнению своей миссии, если потребуется».

Крик отчаяния

Между тем ситуация на авианосце быстро ухудшалась. По последним данным, которые фигурируют в СМИ, коронавирусом заболело уже от 70 до 100 моряков – более точных цифр у журналистов нет, поскольку военные засекретили всю информацию, связанную с распространением инфекции на судне. Но и так понятно, что эти сведения о заражённых не окончательные.

«Теодор Рузвельт» — это 18-палубная громадина, небольшой город в океане, в котором деятельность всех «жителей» так или иначе пересекается. Члены экипажа, за исключением офицеров, капитана и старшего помощника, живут в каютах по шесть, 12 и 24 человек, едят в тесной столовой и ходят по одним и тем же узеньким коридорам. Удивительно, что при таких исходных данных речь ещё не идёт о сотнях инфицированных.

К тому же роковая разница между Diamond Princess и «Теодором Рузвельтом» заключается в том, что в распоряжении капитана круизного лайнера было достаточно кают, чтобы максимально изолировать пассажиров друг от друга. На авианосце возможности посадить на карантин каждого из условной сотни заболевших просто нет. И тем удивительнее промедление командования, которое почти неделю придерживалось выжидательной позиции.

В результате к решительным действиям руководство пришлось призывать непосредственно капитану авианосца Бретту Клозье. В конце марта в СМИ появилось его открытое письмо, в котором он ещё раз подчеркнул, что имеющиеся на корабле средства неспособны препятствовать распространению COVID-19. По его словам, чтобы сохранить жизнь моряков, нужно эвакуировать большую часть экипажа, оставив на борту 10 процентов личного состава, которые поддерживали бы функционирование судна.

В Пентагоне на обращение капитана изначально отреагировали неоднозначно. Глава оборонного ведомства Марк Эспер в эфире CBS 1 апреля отметил, что на авианосце нет серьёзно больных и экипаж обеспечен медицинскими принадлежностями, поэтому необходимости снимать кого-то с корабля нет. При этом командующий Тихоокеанским флотом ВМС США Джон Аквилино уточнил, что подготовка к эвакуации ведётся, но «существуют некоторые ограничения».

Главная битва впереди

Лишь под вечер среды Томас Модли сообщил, что командование ВМС США в итоге решило переместить на берег порядка 2700 членов команды «Теодора Рузвельта», тысяча из которых уже эвакуирована. Сейчас власти решают, как разместить такое количество людей, поскольку на Гуаме для этого не хватает коек. Часть моряков, вероятно, отправят на военные базы, некоторых могут расположить в отелях, ну а самых невезучих – в палатках прямо на пирсе.

При этом очень важно не допустить ошибок: Гуам – густонаселённый остров, и любая оплошность может привести к тому, что коронавирус расползётся по нему еще быстрее, чем по авианосцу.

Впрочем, битва за экипаж корабля пока не закончена. Томас Модли 1 апреля заявил, что он располагает данными о 93 заразившихся моряках. Но проверку, по его словам, прошли лишь 24 процента личного состава – 1273 человека, и результаты тестов получили не все из них. Сколько ещё инфицированных среди этих 24 процентов и оставшихся трёх четвертей команды – пока главная загадка.