13/06/20
Фото: U.S. ARMY/Staff Sergeant Daniel Love​
Ледокольный флот Трампа: на какие российские территории в Арктике претендуют США

Американский президент Дональд Трамп распорядился создать в США к 2029 году полноценный ледокольный флот. План соответствующей программы должен быть подготовлен в довольно сжатые сроки – в течение 60 дней. К чему такая спешка и какие интересы преследует Вашингтон?

Успеть за девять лет

Как следует из меморандума, подписанного главой Белого дома 9 июня, «исправный флот полярных охранных ледоколов» должен быть развёрнут «для содействия защите американских национальных интересов в Арктическом и Антарктическом регионах и поддержания мощного присутствия сил безопасности наряду союзниками и партнёрами США». Отмечается, что соответствующие цели также определены в стратегиях национальной безопасности и национальной обороны.

Согласно документу, кроме строительства трёх тяжёлых кораблей, властям предстоит выбрать по меньшей мере два оптимальных места для их базирования на американской территории и ещё два – в других странах. Срок – 2029-й фискальный год – при этом выбран не случайно. На данный момент у Соединённых Штатов есть только два корабля, способных бороздить ледяные просторы: ледокол тяжёлого класса Polar Star и среднего – Healy. И оба к тому моменту должны быть списаны.

В то же время гарантии, что оба судна дослужат отведённый им срок, нет: дееспособность Polar Star приходится поддерживать при помощи деталей с однотипного корабля Polar Sea, снятого с дежурства. Поэтому президент США распорядился изучить возможность аренды ледоколов у других стран на ближайшее время, пока строится новый флот.

Пришло время

Фактически, Дональд Трамп стал первым за много лет главой Белого дома, который всерьёз озаботился проблемой ледокольного флота. У его предшественника – Барака Обамы – приоритетом был Азиатско-Тихоокеанский регион. В Арктике же при нём, согласно директиве по национальной безопасности 2009 года, главной целью являлось лишь сдерживание конфликтов.

С увеличением активности в регионе, богатом минеральными ресурсами и обладающим стратегическим значением, видение Соединённых Штатов менялось. В 2013 году была разработана Национальна стратегия для Арктики, в которой уже говорилось про развёртывание вооружений для сдерживания и проведения операций по обеспечению свободы морей, в том числе через северные морские пути. Тогда же Вашингтон задумался об обновлении ледокольного флота, хотя никаких шагов для этого не предпринял.

В 2016-м Госдеп США выпустил доклад по Арктической политике, в котором заявлялось о необходимости отреагировать на действия России в регионе. Также дипломатическое ведомство призвало правительство обратить внимание на китайские интересы в Арктике, особенно в Исландии и Гренландии. Самой же «практичной» оказалась вышедшая в 2019 году, при Трампе, Арктическая стратегия Министерства обороны Соединённых Штатов. В контексте соперничества разных стран в северной зоне было объявлено об активизации американской политики на данном направлении, причём особое внимание уделялось конкуренции с Россией и Китаем.

Документ Пентагон опубликовал в июне, а ещё в апреле Береговая охрана США, в ведении которой и находятся действующие ледоколы, подписала контракт с судостроительным предприятием VT Halter Marine на проектирование и строительство нового тяжёлого ледокола. Кроме того, в бюджетном плане на 2021 фискальный год, в феврале 2020-го поступившем в конгресс, предлагалось предусмотреть средства на закладку судна, которое заменит Polar Star.

Впрочем, и тянуть с созданием ледового флота Америке больше нельзя. За последние годы освоение региона существенно продвинулось. Россия, Дания и Норвегия активно изучают континентальный шельф, пытаясь доказать его принадлежность и включить новые участки в свои границы. Комиссия ООН, занимающаяся рассмотрением соответствующих вопросов, в 2009 году признала право Осло на территории площадью 235 тысяч квадратных километров и право Копенгагена на 895 тысяч квадратных километров в отдельных районах Северного Ледовитого океана. Москва претендует на дополнительные 1,2 миллиона квадратных километра шельфа. В случае одобрения её заявки, она получит право на разработку ресурсов, объем которых, по оценкам Минприроды РФ, составляет примерно пять миллиардов тонн условного топлива.

Большой шаг сделан и в развитии Северного морского пути – кратчайшего маршрута между Европой и Дальним Востоком. С 2011 по 2019 годы объём перевозок по нему вырос почти в 10 раз – с 3111 до 30 000 тысяч тонн. В перспективе СМП может стать главной транспортной артерией планеты, но пользоваться ей без ледоколов пока невозможно. Это, например, прекрасно понимает Китай, который рассчитывает развивать маршрут в рамках «Полярного шёлкового пути». Сегодня у КНР, даже не приарктической страны, столько же ледоколов, сколько и у США, одного из пяти основных арктических государств. Но при этом у Пекина есть мощности для развития своего флота, а Вашингтону их только предстоит создать, если он хочет сохранить своё присутствие в регионе.

Чей Севморпуть?

А США, очевидно, не просто претендуют на банальное присутствие, но и стремятся к контролю над Арктикой. Наиболее принципиальный для американцев в этом плане вопрос – допуск к Северному морскому пути. Ещё в 2018 году адмирал Пол Зукунфт, занимавший пост командующего американской Береговой охраной, заявил, что СМП должен быть открытой для всего мирового сообщества транспортной артерией.

У России, вдоль берегов которой проходит львиная доля маршрута, естественно, совсем другие взгляды на ситуацию. В 2019 году Правительство РФ утвердило правила прохода иностранных кораблей по СМП, согласно которым суда должны заранее уведомлять Москву о своих планах. Это решение, хотя и было принято исключительно в соответствии с нормами национального законодательства и в рамках Конвенции ООН по морскому право, всё равно было раскритиковано другими арктическими странами, четыре из которых, помимо Соединённых Штатов, также входят в НАТО.

«Трамп преследует цель составить конкуренцию России в этом районе, вытеснить её за счёт этого из арктического бассейна, чтобы взять под контроль Северный морской путь, — поясняет доктор военных наук, капитан 1-го ранга в отставке Константин Сивков.  — Когда США заявляют, что Северный морской путь должен перейти под контроль международного сообщества, это означает, что Россия должна передать под международный контроль все свои территории», —  цитирует RT.

При этом эксперт подчеркнул, что Москва фактически контролирует побережье Северного Ледовитого океана, поэтому подобные претензии можно расценивать как «нарушение суверенитета России, посягательство на территориальную целостность».

Сивков уверен, что Россия «свою Арктику никогда не отдаст». И в этом споре у неё есть серьёзные аргументы: не менее шести обустроенных в регионе за последнее время военных баз и почти 40 ледоколов.