12/09/20
Лавр Корнилов: зачем большевики раскопали его могилу

3 апреля 1918 года в Екатеринодаре (сейчас это город Краснодар) случилась совершенно беспрецедентная по бессмысленной жестокости история: толпа глумилась над телом генерала Лавра Георгиевича Корнилова. Несколько часов мертвого главнокомандующего Добровольческой армии таскали по городу, подвешивали на дереве, кололи штыками, и лишь к вечеру последовал приказ от большевистских властей отправить труп на городскую бойню и там сжечь.

Чем же было вызвано это проявление массовой дикости?

Обстоятельства гибели и захоронения генерала Корнилова

Лавр Георгиевич Корнилов погиб 31 марта 1918 года, во время неудачного, первого штурма Екатеринодара.

Русский журналист Роман Гуль, очевидец событий с белой стороны, описал обстоятельства гибели главнокомандующего со слов его адъютанта.

Штаб добровольческой армии располагался в хате, стоявшей в чистом поле, и хорошо просматривавшейся с позиций Красной Армии. Комиссары не могли не видеть, что к этому дому непрерывно подъезжают конные, что у порога толпятся люди. Вычислив, таким образом, расположение штаба и главнокомандующего, они избрали хату своей постоянной мишенью. Наконец, в дом попала граната. Единственным погибшим оказался генерал Корнилов.

Поскольку ситуация требовала немедленного отступления, у белых не было времени на достойные похороны своего генерала. Тело было предано земле 2 апреля недалеко от немецкой колонии Гначбау, рядом с Корниловым похоронили еще одного погибшего офицера. Произошло это в обстановке строгой секретности. Могилы сравняли с землей, их координаты знали лишь несколько человек.

Однако, некоторые казаки из местных все же видели, что «кадеты» что-то зарывают в землю, видимо, деньги и драгоценности.

Эксгумация тела Корнилова

Собственно, именно в этом – в слухах о спрятанных «кассах и драгоценностях кадетов» — и заключалась причина эксгумации тела главнокомандующего. Как только на следующий день после тайных похорон, на позициях, оставленных отступающей добровольческой армией, появились красные, они немедленно устремились на поиски зарытых накануне сокровищ. Вместо «касс и драгоценностей» были обнаружены две свежие могилы. Командовавший поисками красный командир Сорокин, увидев на одном из трупов генеральские эполеты, понял, что это тело Корнилова. Второго офицера закопали вновь, а тело Корнилова повезли для опознания в Екатеринодар.

Далее произошла та самая чудовищная история. Несмотря на попытки отдельных людей, знавших генерала, спасти тело от глумления заявлениями, что это не Корнилов, главнокомандующего все же опознали.

По распоряжению командиров, тело было сфотографировано. После этого, с него сорвали китель, пытались подвесить на дереве или на балконе. Тело кромсали шашками, бросили на обочину дороги, раздавались призывы разорвать труп на клочья. Толпа около получаса пинала голову покойного, как мяч. После этого раздался приказ отправить труп на бойню. Останки, превратившиеся к этому моменту в какое-то бесформенное месиво, взвалили на телегу и повезли через весь город. Многие старались вспрыгнуть на телегу, чтобы еще раз ткнуть в мертвеца шашкой.

На бойне обезображенный труп обложили соломой и подожгли. Но поскольку непрерывно находились желающие еще раз рубануть шашкой или плюнуть в лицо, дело затянулось до следующего дня. Обгоревший прах растаптывали ногами.

В конце концов, все, что осталось от несчастного Корнилова, было развеяно по ветру.

Важно отметить, что все это происходило в присутствии и по прямому указанию большевистского руководства.

Причина такого глумления

Этот эксцесс следует признать особенно чудовищным даже на фоне иных ужасов, имевших место в ходе Гражданской войны.

Причина такого отношения к павшему врагу, кроется, вероятно, в том, что в самом начале Первого Кубанского похода (он получил в историографии название «Ледяного»), в феврале 1918 года, Корнилов, как утверждают, отдал приказ «пленных не брать». Несмотря на то, что не сохранилось никаких документов, подтверждающих это, поведение бойцов Добровольческой армии указывает на невероятное ожесточение, царившее в их рядах. Пленных красноармейцев расстреливали десятками и сотнями, деревни сжигали. Историки Белого движения Ушаков и Федюк писали, что «жестокость белых была оборотной стороной их легендарной храбрости».

Справедливости ради следует отметить, что красные отвечали ровно тем же.

Реакция на событие

Когда в августе 1918 года, в результате Второго Кубанского похода Екатеринодар был все же взят белогвардейцами, их командование создало специальную Комиссию по расследованию злодеяний большевиков. История с телом Корнилова стала причиной нового витка ожесточения в рядах белогвардейцев. Кроме того, впредь, отступая, командование приказывало забирать тела погибших с собой.

Глумление над телом Корнилова осуждено и в советской историографии.

Монархисты, крайне негативно оценивавшие роль Корнилова в судьбе царской семьи (по существу, это он, будучи командующим войсками Петроградского округа в марте 1917 года отдал приказ об аресте семьи последних Романовых), считали и считают, что случившееся с телом генерала – Божья кара.