29/06/20
Кто в советском Генштабе был шпионом Гитлера

Одной из тайн за семью печатями не только для людей, интересующихся событиями периода Великой Отечественной, но и для историков остаётся вопрос, связанный с возможным доступом агентов нацистской разведки к стратегическим материалам СССР. Дело в том, что ближе к окончанию войны в плену у американцев оказался генерал Р. Гелен — первое лицо отдела Абвера «Иностранные армии — Восток». По прошествии двадцати пяти лет, занимая пост главы разведки ФРГ, Р. Гелен рассекретил часть архивных документов. Из них стало известно об агентурной сети «Макс», созданной Абвером в СССР в 1939-м. Её координировал Фриц Каудерс. Полный состав участников этой сети неизвестен, но в архивах сохранилась информация об экс-сотруднике Секретариата ЦК ВКП(б) с фамилией Минишкий. Есть также данные о том, что по окончании войны агентура «Макс» была переброшена в США, чтобы поделиться опытом с ЦРУ.

Некто Минишкий

Начав службу в войсках советского Западного фронта в должности политработника, Минишкий осенью 1941-го оказался в плену врага и сразу согласился работать на противника в обмен на обещание вывезти его самого и его семейство на запад с предоставлением официального гражданства. Летом 1942-го немцы инсценировали его побег. Затем переправили предателя через линию фронта. Позже он связался с действующими агентами Абвера, приступил к передаче в Германию секретной информации. Наиболее значимым считается его донесение о совете, который прошел 13.07.1942 в Москве. Тема — стратегия советских войск. На совещании Шапошников уточнил, что отступление будет до Волги, рассказал о планах эвакуации всей промышленности в Сибирь, на Урал. Заявил, что зимовать немцы будут вынуждены в этом районе. Это донесение легло в основу доклада Гелена, подготовленного для генерала Гальдера — начальника Генштаба.

В данной истории эксперты усматривают ряд нестыковок. К примеру, лица, которым чудом довелось вырваться из немецкого плена, подвергались тщательнейшей проверке органами СМЕРШ. Если в плену политработника не расстреляли, для проверяющих он автоматически получал статус шпиона. Следующая странность: упомянутый маршал Шапошников в тот период уже не являлся начальником Генштаба. Дальнейшие известия о Минишкии таковы: в октябре 1942 года немцы подготовили его обратный переход через линию фронта. До мая 1945-го он отвечал за анализ информации в отделе генерала Гелена, а по окончании войны занимался преподавательской деятельностью в разведшколе ФРГ.

Анонимный источник информации в Генштабе

По меньшей мере дважды Абвер получал донесения от некоего лица в Генштабе, касавшиеся военных планов русских. В начале ноября 1942-го агент донёс, что до середины месяца командование планирует ряд наступательных операций, указал предполагаемые районы. Весной 1944 года от этого же агента поступило новое донесение в Абвер. В нём говорилось о двух вариантах развития событий летом 1944-го. Стало известно, что Генштаб намечал удары советских войск по противнику на Волыни и в Прибалтике. Рассматривалась и другая цель: нацистские войска группы «Центр» в Белоруссии.

Неизвестного агента так и не рассекретили, но под подозрение попали военные, работавшие в Германии в Советской военной администрации (СВАГ) в конце 1940-х. В 1950-х в ФРГ под именем «Дмитрий Калинов» был издан труд якобы советского полковника «Слово имеют советские маршалы». В предисловии было указано, что представленные сведения основываются на архивных документах советского Генштаба. Позже выяснилось, что авторами являлись Г. Беседовский, бежавший из СССР в 1929 г., и К. Померанцев. Не исключено, что настоящий агент Абвера и после победы продолжал «трудиться» в советском Генштабе, передавая своим заокеанским патронам самые важные стратегические секреты.