13/09/20
«Красивый молдаванин»: кем на самом деле по национальности был Леонид Брежнев

В 1952 году первый секретарь ЦК Коммунистической партии Молдавии Леонид Ильич Брежнев приехал в Москву для участия в XIX съезде КПСС. На него обратил внимание Сталин и спросил, кто это. И услышав ответ, что это – руководитель советской Молдавии, вождь будто бы сказал: «Какой красивый молдаванин!».

Видным мужчиной Леонид Ильич был, а вот молдаванином – нет. Какова же национальность руководителя СССР, сумевшего заставить считаться со своей страной весь мир, но затем приведшего ее к губительному застою?

По документам

Как ни странно, по документы Леонида Ильича ясности в ситуацию не вносят. В разные годы он значился то украинцем, то русским.

Брежнев родился в 1906 году в Екатеринославской губернии (сейчас Екатеринослав – это Днепр, а во времена СССР этот город назывался Днепропетровск), в селе Каменка. Его отец Илья Яковлевич был выходцем из Курской губернии, мать Наталья Денисовна (девичья фамилия Мазалова) – из села под Донецком. Судя по всему, в детстве и юности Леонид Брежнев считал себя украинцем и разговаривал по-украински. Во всяком случае, вступая в 1929 году в ряды ВКП(б), он написал в графе «национальность» — «украинец», а в качестве родного указал украинский язык. Правда, позднее национальность оказалась почему-то переправлена на «великоруса», а родной язык на русский.

В наградных листах в годы Великой Отечественной Брежнев в 1942 году значится, как украинец, а через год в графе «национальность» напечатают «русский». В личном листке по учету кадров, и в паспорте, полученном в 1947 году Брежнев записан украинцем.

Позднее, уже переехав в Москву, Брежнев говорил о себе, что он русский. А иногда и так: «Я – советский по национальности».

А может быть, все-таки молдаванин?

Несмотря на то, что Брежнев работал в Молдавии довольно незначительный срок – с 1951 по 1953 годы, он оставил по себе в этой республике добрую память. Он немало способствовал тому, чтобы советская Молдавия расцвела после войны и стала настоящим «всесоюзным садом и огородом». Здесь выпускалось до двух миллиардов условных банок плодоовощной продукции в год. Кроме того, табачные плантации Молдавии обеспечивали всех курильщиков страны, избавляя СССР от необходимости покупать дорогой импортный табак. Кишинев при Брежневе стал цветущим, нарядным городом, с парками и фонтанами.

Но тем не менее молдаванином или цыганом (есть и такие байки) Брежнев не был.

Или еврей?

Без этого варианта не обходится ни одна конспирологическая версия о национальности. В случае с Брежневым, на эту мысль сторонников «еврейства» генсека наводят сразу несколько фактов.

Прежде всего, место, где родился Брежнев – Екатеринославская губерния — входило в пресловутую Черту оседлости, поэтому евреев там было очень много. Имеются неподтвержденные сведения о том, что отец будущего генсека, якобы, был евреем, а фамилию поменял лишь после 1917 года.

Но если по поводу фамилий отца можно говорить о каких-то «неясностях», то с фамилией жены генсека ряду исследователей все предельно понятно. Брежнев женился на Виктории Петровне, в девичестве – Денисовой. Однако, есть теория, согласно которой, настоящая фамилия жены Брежнева — Гольдберг, и она — племянница известного государственного деятеля, генерал-полковника Льва Мехлиса. Сторонники «еврейства» генсека утверждают, что жена-еврейка – это косвенное подтверждение их правоты, поскольку, дескать, евреи не выдают своих дочерей за неевреев.

Или поляк?

У Брежнева можно отыскать и польские корни. Его мать прекрасно владела польским языком, да и сам генсек, как говорят, общаясь с поляками, мог обойтись без переводчика. Правда, из-за того, что отношения с Польшей у нас испокон веку были натянутые, Леонид Ильич, вроде бы, этого факта не афишировал.

Так кто же, все-таки?

В самом деле, как понять, какой национальности человек, если родился на Украине, отец русский, а мама – украинка, и родной с детства язык – тоже украинский? Кроме того, на Украине и в самом деле проживало множество людей разных национальностей, в том числе, евреев и поляков.

Думается, по этой причине Брежнев был абсолютно прав, когда говорил о себе – «я советский человек».