26/01/20
Когда у СССР были самые слабые вооружённые силы

Советская армия с момента создания СССР вплоть до его распада находилась в постоянном процессе преобразования и обновления. Впрочем, в течение небольшого периода отечественные вооружённые силы были особенно уязвимыми для врага.

Несмотря на то, что к началу 1930-х годов Советский Союз в значительной степени преодолел последствия послереволюционной разрухи, а Красная армия заметно повысила свою боеспособность, определённые проблемы всё же существовали. Они касались как кадрового состава, так и материально-технической стороны вооружённых сил.

Публицист Андрей Смирнов в статье «Торжество показухи» отмечает, что к 1930-м годам стало очевидно несоответствие многих командиров Красной армии занимаемым должностям. Доставалось многим... В частности, изрядную порцию критических стрел на себя принял Тухачевский, которого обвиняли в некомпетентности и развале вооружённых сил.

Проблемы с кадрами усугубляла политическая конъюнктура, сложившаяся на тот момент в СССР. Многим талантливым офицерам из категории «бывших», а также отпрыскам дворянских семей и представителям интеллигенции доступ в вооружённые силы был если не воспрещён, то значительно затруднён.
Офицерские кадры главным образом пополнялись выходцами из крестьянских семей. Это привело к тому, что большинство советских военачальников имело крайне низкий уровень общеобразовательной подготовки. Отметим, что с конца 1920-х годов начался значительный рост численности Красной армии, что увеличивало потребность в командирах, а восполнять эти пробелы было фактически некем.

Помимо кадрового вопроса большое беспокойство вызывало и материальное положение офицеров. Писатель Алексей Исаев в книге «От Дубно до Ростова» приводит такое сравнение: если к середине 1930-х годов учителя старших классов школы получали 750 рублей, то оклад командира взвода составлял всего 600 рублей. При этом нужно учитывать все тяготы офицерской жизни: частые переезды, ненормированный рабочий день и, конечно же, опасности, которым постоянно подвергались военнослужащие.
Ещё одна неприятная ситуация, с которой столкнулось армейское начальство, – это отсутствие свободных рабочих рук, которые могли бы отстраивать военную инфраструктуру: дороги, мосты, аэродромы, казармы, спортгородки. Всё это приходилось делать силами личного состава в ущерб его боевой подготовки.
Наглядным отражением дел в советской армии 30-х стали знаменитые осенние учения 1936 года, проведённые в Белорусском военном округе. Они были раскритикованы многими военными специалистами. Например, начальник Управления боевой подготовки РККА Александр Седякин отмечал, что маневры показали недееспособность разведки, которая не смогла наладить связь далее чем на 5 км. Именно поэтому механизированным бригадам приходилось действовать фактически вслепую.

В 1937-38 годах по командному составу вооружённых сил СССР прокатилась волна репрессий. Согласно данным книги «Великая Отечественная война. 1941-1945. Краткая история» (Москва, 1965), чуть более чем за год чисткам поверглось около 50% командиров полков, почти все командиры бригад, дивизий и корпусов, а также командующие войсками военных округов. Были репрессированы многие военные теоретики, труды которых изъяли из общего доступа.
Из 16 человек, удостоенных звания командармов и маршалов, после Большого террора уцелели лишь трое. А среди командиров высокого ранга не оставалось ни одного, на кого не собирался бы компромат. Под угрозой репрессий находились будущие герои Великой Отечественной: Баграмян, Конев, Малиновский, Жуков. В общей сложности за период чисток из рядов РККА было исключено около 40 тысяч командиров и политработников.

Как это отразилось на состоянии вооружённых сил? Конечно, можно принимать во внимание мнение историков, которые считают, что чистки пошли армии на пользу, так как избавили её от балласта – неэффектных военачальников вроде Тухачевского. Однако нельзя не признать и тот факт, что репрессии не прошли для армии бесследно.

Кто же заменил убывших? «Зелёная» молодёжь, не имеющая ни должной профессиональной подготовки, ни настоящего боевого опыта. Так, из 225 командиров, принимавших участие в сборах лета 1940 года, лишь у 25 было за плечами военное училище, остальные закончили лейтенантские курсы.
Немаловажно, что инициаторы репрессий призывали военнослужащих принимать активное участие в разоблачении своих командиров, что отрицательно сказалось как на атмосфере в армии, так и на воинской дисциплине.
Показательна реакция на чистки в рядах РККА германских военачальников. К примеру, Вильгельм Кейтель не уставал напоминать Гитлеру, что «Сталин уничтожил в 1937-38 годах весь первый эшелон высших военачальников, а способных умов среди пришедших на их место пока нет».
Своеобразным маркером репрессий в рядах РККА стала Советско-финская война 1939-1940 годов. Несмотря на то, что СССР удалось отвоевать у своего северного соседа стратегически важные территории, в целом война вызвала массу негативных оценок. Цифры красноречивы: за три месяца и 12 дней конфликта потери советской стороны составили 131 476 человек, в то время как финская армия лишилась 48 243 бойцов.

Маршал Жуков в беседе с писателем Константином Симоновым назвал итоги Советско-финской войны «самым тяжёлым результатом». По его словам, здесь наблюдалось страшное падение уровня дисциплины, выражавшееся в самовольных отлучках и дезертирстве. Хромала, по мнению маршала, и боевая подготовка: «Многие командиры чувствовали себя растерянными, неспособными навести порядок».

Уже по ходу войны советскому командованию приходилось менять структуру управления войсками. Медленное продвижение советских частей на первом этапе войны заставило руководство страны организовать Ставку, которая взяла на себя функции управления войсками на театре военных действий.
Промахи советского командования во время войны с Финляндией не остались незамеченными за рубежом. Так, Уинстон Черчилль после окружения и разгрома 44-й стрелковой дивизии РККА заявил, что финны открыли всему миру слабость Красной армии.

Завершение Советско-финской войны ознаменовалось тем, что приказом наркома обороны № 0013 от 26 марта 1940 года было расформировано управление Северо-Западного фронта. Печальный опыт этой войны вынудил Сталина освободить многих из уцелевших во время чисток командиров, находившихся в лагерях и тюрьмах. Накануне Великой Отечественной войны в строй вернулось около четверти ранее репрессированных представителей среднего и высшего командного состава.