29/01/20
Касты в послевоенном ГУЛАГе: кем были главные конкуренты воров в законе

После Великой Отечественной войны сталинские лагеря наполнились невиданным прежде контингентом. Поведение новых узников изменило баланс сил в ГУЛАГе и, в конечном счёте, способствовало его крушению. Как же выглядел послевоенный «рейтинг» самых влиятельных «мастей» заключённых?

«Военщина» и «ссученные»

«Военщиной» в лагерях называли «вернувшихся» зэков, побывавших на фронтах Второй мировой войны. Из 35% узников ГУЛАГа, которых в своё время выпустили, чтобы защищать Родину от немцев, многие оказались непригодны к мирной жизни. Грабители и убийцы, имевшие в руках оружие, в 1945-46 годах приводили население в ужас. Ответные меры правительства были крутыми: фронтовиков-преступников снова отправляли в ГУЛАГ, невзирая на заслуги.
В лагерях их ждал неприятный сюрприз. Прежние товарищи-блатные признали «военщину» отступниками от «воровского закона» и окрестили «суками». В ответ «суки», объединившись, провозгласили «новый воровской закон» и развязали кровавую бойню. В этом их поначалу даже поддержала лагерная администрация. Каждому «вору», пойманному «суками», предлагался выбор – либо поцеловать нож и войти в клан «ссученных», либо умереть в муках.

«Честные воры»

Противостояние с «суками» «оживило» блатной контингент и способствовало росту его влияния. Даже не понимавшие причин «войны» заключённые стали называть приверженцев старого воровского закона «честными ворами». «Ортодоксальные» блатари выдерживали нападение «сук» и сами наносили сокрушительные удары. Доходило до терактов. Как вспоминал Варлам Шаламов, однажды блатные взорвали угол барака с помощью аммонала. Жертвой стал уголовный деятель по кличке Король – один из главных лидеров «сук».
«Сучья война» привела к усилению давления со стороны преступного мира на других заключённых. При вымогательствах чаще стало применяться холодное оружие. К тому же, даже «честные воры», чтобы выжить, вопреки прежнему обычаю, стали занимать важные по лагерным меркам должности парикмахеров и бригадиров.

Бандеровцы

Украинское националистическое движение, зародившееся еще в 30-х годах, когда Галиция входила в состав Польши, после войны стало одной из главных сил, сопротивлявшейся НКВД. Бандеровцев и сочувствовавших им западноукраинских селян массово ссылали в сталинские лагеря. По статистике, если в 1945 году украинцы составляли 11% «населения» ГУЛАГа, то в 1947 году – уже 22% (180 тысяч человек).
Как писал Александр Солженицын, оказавшись в ГУЛАГе, бандеровцы разрушили сложившийся порядок, когда все знали стукачей, сотрудничавших с администрацией, но не решались ничего с ними сделать. Украинцы же стали убивать доносчиков, устанавливая тем самым свою власть. Тесно сплочённые по этническому признаку, они сумели дистанцироваться от блатных, собиравших «дань» с русских заключённых.

Чеченцы

Чеченцев в послевоенных лагерях было куда меньше, чем бандеровцев и сходных с ними литовских «зелёных братьев». В основном они попадали в ГУЛАГ как уголовники, после бытовых конфликтов в Казахстане. Однако традиционная воинственность этого народа заставила других зэков считаться с сынами Кавказа. С чеченцами, признавая их лидерство, стремились скооперироваться прочие мусульмане. В то же время кавказцы, как вспоминают бывшие узники ГУЛАГа, действовали не только силой.
«В зонах было много заключённых чеченцев и ингушей. Они за деньги заняли в зоне все «вакантные» должности. Например, продавцов магазинов... нарядчиков, комендантов, и так далее», — писал Закир Губайдуллин.
Кроме вышеназванных обособленных группировок коменданты лагерей в официальных отчётах выделяли ещё «заключенных-западников» («польских воров», не подчинявшихся русским блатарям), «беспредельщиков», «власовцев», немецкое землячество и даже банду «бывших работников МГБ». Все эти силы не желали работать и паразитировали на простых «мужиках», от которых зависело выполнение планов. Влияние группировок особенно явно проявилось во время бунтов в ГУЛАГе, начавшихся в 1948 году, и подтачивало существование системы лагерей вплоть до её развала в 1955 году.