14/01/20
Каменец-Подольский котёл: почему его называют «Третьим Сталинградом»

Конечно, нет никаких вторых и третьих Сталинградов, это всё очень условно. И, по большому счёту, дело не только в том, что официально какие-то операции не назывались так. А потому, что успех под Сталинградом повторить не удалось. Хотя об этом в советское время не писали.

«Второй Сталинград»

Прежде чем говорить о «третьем Сталинграде», надо ведь понять, что считать вторым.

А вторым ещё в советское время было принято считать Корсунь-Шевченковский котёл, или, в немецком варианте, котёл Черкасский. В советское время можно было прочитать об огромном количестве разгромленных в котле дивизий, о десятках тысяч уничтоженных и взятых в плен фашистов. Вскользь упоминалось о том, что вроде как несколько танков с начальством прорвалось из котла, но это преподносилось как нечто незначительное.

Сегодня мы знаем, что из котла прорвалось и было вывезено по воздуху чуть более сорока тысяч человек, а общие потери в этой операции у немецких войск составили около 19 тысяч убитыми и пленными. Притом что советские потери оказались в разы больше.

Поэтому сравнивать Корсунь-Шевченковскую операцию с победой под Сталинградом как-то сложно. Сталинградская битва тем и выделяется, что немцам устроили настоящий «котёл», из которого выйти не смог никто.

Каменец-Подольский котёл

После Корсунь-Шевченковской операции советское командование, несмотря на распутицу, планировало новые крупные наступления. Сложившаяся конфигурация позволяла провести наступательные операции силами двух фронтов и разрезать фронт группы армий «Юг» (позже «Северная Украина»), открыв дорогу на Венгрию и Румынию.

1-й Украинский фронт под командованием маршала Г. К. Жукова проводил Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию, нанося основной удар на стыке 1-й и 4-й танковых армий. Вспомогательный удар наносился на стыке 1-й танковой армии с 8-й полевой.

2-й Украинский фронт под командование маршала И. С. Конева проводил Уманско-Ботошанскую наступательную операцию против 8-й немецкой армии.

Советские войска имели подавляющее преимущество в живой силе и технике к началу наступления. В составе 1-го Украинского фронта было 56 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 4 артиллерийских дивизии, 8 танковых и 3 механизированных корпуса и 4 отдельные танковых бригады, 12 авиационных дивизий, не считая ночных бомбардировщиков, и много отдельных частей. По советским данным фронт имел в своём составе 1 400 танков и 480 самолётов. И надо учитывать, что уже после начала операции фронт получил ещё одну, третью по счёту танковую армию. Это была 1-я танковая армия генерала Катукова, в которой имелось 246 «тридцатьчетвёрок».

2-й Украинский фронт был немного меньше, и в его составе было 59 стрелковых и 3 кавалерийских дивизии, 6 танковых и 4 механизированных корпуса, 4 отдельные танковые и самоходно-артиллерийские бригады, 2 артиллерийские и 11 авиационных дивизий, всего 670 танков и 550 самолётов.

При этом войска понесли сильные потери в предыдущих боях и ещё не успели пополниться.

Так, Александр Полищук в своей работе «Штурмовые орудия против танкистов Богданова» приводит состав 2-й танковой армии к началу операции. На 4 марта армия располагала всего лишь 122 Т-34, 32 ИС-1, 20 «Валентайнами», 5 СУ-152, 18 СУ-85 и 43 СУ-76. Ещё 120 машин было в ремонте. Впрочем, немцы располагали лишь двумя бригадами штурмовых орудий, в которых было 30 и 22 машины.

Противостоявшая нашим войскам 1-я танковая армия вермахта имела в своём составе 23 дивизии: 10 танковых, 1 моторизованную, 11 пехотных и 1 артиллерийскую, все изрядно потрёпанные, не имевшие и половины положенных «штыков». Всего до 300-350 исправных танков и штурмовых орудий, по данным советской разведки.

Войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов удалось взломать немецкую оборону и ввести в прорыв танковые армии. В результате в районе Каменец-Подольска в окружение попала значительная часть войск 1-й танковой армии вермахта. Как написано в книге Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления», «к концу марта вражеская группировка в количестве 21 дивизии, в том числе десяти танковых, одной моторизованной, одной артиллерийской, в основном была окружена».

При этом Гитлер сначала категорически не давал разрешения на отвод войск, а затем на прорыв их из окружения. Он объявил окруженный Тарнополь (ныне Тернополь) крепостью и приказал держать его любой ценой.

Почему не получился «третий Сталинград»?

После того как советские войска окружили значительную часть немецкой 1-й танковой армии, активность их резко снизилась. Сам маршал Жуков объясняет это так: «Наши войска были крайне ослаблены предшествующими боями и не могли обеспечить энергичных действий по расчленению и уничтожению окружённой группы противника».

Немецкое командование этим воспользовалось. Командующий группой армий «Северная Украина» фельдмаршал Манштейн смог убедить Гитлера дать разрешение на прорыв войск из «котла». Для этого в состав 4-й таковой армии был переброшен 2-й танковый корпус СС (9-я и 10-я танковые дивизии СС), которому придали 100-ю егерскую и 367-ю пехотные дивизии.

Советская разведка не смогла вскрыть приготовления немцев как внутри котла, так и с внешней стороны. В результате основные силы советских войск были переброшены в южную часть котла, где ожидался прорыв немцев. Но немцы прорывались на запад.

27 марта силами дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Рейх» был нанесён внезапный удар. Наступление развивалось успешно, и как только этот успех наметился, навстречу наступавшим с внешней стороны кольца ударил 2-й танковый корпус СС. Советские войска были смяты, фронт прорван, и дивизии 1-й танковой армии вышли из окружения.

Стоит заметить, что окружено под Каменец-Подольском было восемь дивизий, а не 21, как писали в советских источниках.

Немецкие войска в этой операции понесли огромные потери, точных данных о которых до сих пор нет. Гарнизон Тарнополя, которому не дали разрешение на прорыв и не смогли деблокировать извне, был полностью уничтожен или взят в плен (около 12 000 человек). Интересно, что Манштейну за эту операцию вручили мечи к Рыцарскому кресту, но и отстранили от командования группой армий, которую он спас от полного разгрома.

Несмотря на то, что немецкую армию уже ничто не могло спасти, приходится  признать, что весной 1944 года «третий Сталинград» не получился.