15/01/20
Как Хрущёв боролся с зарплатами священников

Священники в СССР переживали разные времена и отношения к себе со стороны властей: от жестоких репрессий до мягкого либерализма. Это напрямую сказывалось и на доходах служителей культа.

Больше чем чиновник

До начала 1960-х годов все священнослужители в СССР получали заработную плату в зависимости от денежных поступлений в церковную кассу. Последние зависели от исполнения обрядов и треб, пожертвований, а также продажи товаров собственного изготовления – свечей, икон и другой атрибутики религиозного назначения.

Согласно документу «О подоходном налоге с населения», священнослужители были причислены к «некооперированным кустарям». Для этой категории граждан подоходный налог (один среди прочих налогов, которыми облагались священники) был прогрессивным. При годовом доходе до 1 800 рублей ставка была минимальная – 4%, максимальный налог до 80% выплачивали те священники, которые имели годовую выручку свыше 70 001 рубля.

На основе налоговых деклараций, которые отправляли священнослужители Северного Урала сотрудникам налоговых служб, можно установить диапазон их доходов в довоенное время. Так, годовые денежные поступления от священников Соликамска, Кунгура, Нытвы, Чусового колебались в пределах 80-250 тысяч рублей, в отдалённых от областных центров районах они не превышали 10 тысяч. Диапазон ежемесячно зарабатываемых денег составлял от 20 до 200 тысяч рублей. Как правило, доходы сельских священников были в десятки раз меньше доходов городских служителей культа.

В годы войны многие уральские священники активно помогали Красной армии, жертвуя на защиту отечества немалые средства. К примеру, протопресвитер Фесвитянинов только за 1942 год деньгами и облигациями переслал на фронт порядка 85 тысяч рублей, а община Михаило-Архангельской церкви Кушвы в ноябре 1944 года перечислила 100 тысяч рублей на нужды авиации.

Во второй половине 1950-х годов вместе с хрущёвской оттепелью наметилась либерализация отношения партии к Церкви. Как пишет историк Алексей Марченко в своём исследовании экономической жизни РПЦ, в это время власти значительно увеличивают зарплаты и пенсии священнослужителям, что в 3-4 раза превышает средние показатели по стране.

23 мая 1956 года выходит постановление Совета министров СССР, согласно которому советское законодательство отныне распространяется на всех, кто работает в религиозной сфере. После вступления в силу постановления в церковные организации потянулось множество пенсионеров, которые здесь могли рассчитывать на зарплаты от 500 до 4 000 рублей в месяц. К примеру, в 1957 году рабочий Пермского епархиального управления свечной мастерской зарабатывал 4 000 рублей, повар – 3 000 рублей, бухгалтер – 2 000 руб.

Для сравнения, средняя зарплата в СССР на 1957 год составляла 800 рублей, чиновник, уполномоченный по делам религии, получал 1 150 рублей. Большую выгоду имели работники церковных организаций и при выходе на пенсию, которая была в несколько раз выше средней по стране. На 1958 год в религиозных структурах СССР работало до 15 тысяч наёмного обслуживающего персонала.

Ограничили, но не обделили

Рядовые советские граждане вскоре отреагировали на несправедливое с их точки зрения распределение зарплат, засыпав власти потоком писем, где акцентировали внимание на вопиющее обогащение церковников. В январе 1959 года состоялось закрытое заседание Совета по делам РПЦ, на котором подверглась критике политика в отношении Церкви. На совещании сообщалось, что ничем не обоснованные выплаты работникам церковного сектора превысили 15 млн руб.

Было решено прекратить социальное обслуживание гражданского персонала Церкви, распустить профсоюзы в религиозных объединениях и снизить – насколько это возможно – численность священнослужителей. В 1961 году издаётся указ о повышении налога для всех служителей религиозного культа. Как итог, общие доходы РПЦ снизились на 10-15%. Религиозный диссидент Андрей Купцов в своей книге «Миф о гонении церкви в СССР» отмечает, что за 10 лет действия нового закона церковные ряды в СССР покинуло около 30% священнослужителей, ссылаясь на тяжёлое финансовое положение.

Всех священников вместо сдельной оплаты труда переводят на оклад, при этом налоги изымают как с некооперированных кустарей. Зарплаты церковнослужителей заметно снижаются. С поправкой на деноминацию 1961 года (10:1) в среднем настоятель храма получал 200 рублей: с учетом того, что из этих денег он должен был выплатить налогов на сумму 70 рублей, на руки выходило 130 руб. Ощутимо скудеет и епархиальная казна. Так, по данным уполномоченного по Челябинской области В. Салова, за два года доходы местной епархии уменьшились примерно на 20%.

Однако в дальнейшем оклады служителей культа вновь стали расти. К 1965 году рядовой советский священник получал 600 рублей, диакон – 400 рублей, псаломщик – 300 рублей, а настоятель храма – 800 рублей. Но пожертвования, согласно новому положению, уже не могли идти в карман священнослужителя, они направлялись в церковную кассу, а затем в виде налогов уходили в бюджет страны.

Новая система налогообложения действительно била по карману священнослужителей, однако уровень их доходов всё же позволял рассчитывать на безбедное существование. Оклад священника Троицкого собора Александро-Невской Лавры в 1970-е годы составлял 550 рублей, после выплаты налогов на жизнь ему оставалось 300-350 рублей, что для советского человека было очень неплохой суммой.

Хрущёвская система изъятия налогов со служителей культа была ликвидирована в 1980 году, что позволило существенно повысить доходы священников. В современной России в отношении церковнослужителей действует льготная система налогообложения, но, несмотря на это, некоторые из них с ностальгией вспоминают советское время. К примеру, известный церковный миссионер иеромонах Макарий (Маркиш) отмечает, что в СССР – даже с учётом давления власти на религию – в материальном плане Церковь была богаче. С его слов, пожертвований приносили много, а вот тратить их было практически не на что.