20/06/20
Какое сражение Великой Отечественной стало крупнейшим поражением Жукова

Популярность первой переведённой на русский язык книги американского историка Дэвида Гланца была вызвана не тем, что она описывала неизвестную большинству населения России операцию «Марс». В ней привлекала первая часть заголовка «Крупнейшее поражение Жукова».

С 1960-х годов в СССР, и в постсоветский период, фигура Жукова была мифологизирована до предела. Титулом полководца, не знавшего поражений, его награждают авторы самых различных публикаций. Можно сказать, что Гланц посягнул на святое, а это всегда привлекает публику.

Не знал ли Жуков поражений?

Утверждения о не знавшем поражений Жукове в любом случае выглядят странно, особенно на фоне стратегических поражений Красной Армии в начале войны.

И как ни старались советские историки описывать события таким образом, что РККА вроде бы побеждала в каждом конкретном сражении, и вся беда в том, что вермахт был слишком велик, и потому дошёл до Москвы и Кавказа, люди думающие понимали, что так не бывает.

Однозначно говорить про победу или поражение в современной войне порой крайне сложно. Потому и дать однозначную оценку действиям Жукова нелегко. Тем более, что ещё в советское время было придумана масса объяснений, и та же операция «Марс» якобы была заранее спланирована лишь с целью отвлечь вермахт от Сталинградского направления. Многие подобные объяснения до сих пор живы, несмотря на всю их нелепость.

Выбрать среди всех операций Великой Отечественной, проводимых под руководством Жукова, ту, которая была самой неудачной, невозможно. Потому что нет никаких серьёзных критериев оценки.

Ельня и Ленинград

Ельнинская наступательная операция считается первой крупной победой Красной Армии и первой успешной операцией под руководством Жукова. Однако, если смотреть объективно, то получается не совсем победная картина. С 20 июля по 6 сентября советские войска пытались ликвидировать Ельнинский выступ. Этого они так и не смогли сделать до тех пор, пока командование вермахта само не решило вывести войска. Ни окружить, ни разгромить какие-то немецкие дивизии под Ельней Красная Армия не смогла, потери вермахта за два месяца составили около 7 тысяч человек. Войска Резервного фронта за тот же период потеряли 103 147 бойцов (из них безвозвратные 45 774). Правда, непосредственно под руководством Жукова фронт потерял «только» 31 853 человека.

Жукова называют порой спасителем Ленинграда. Хотя даже из книги «Воспоминания и размышления» становится понятно, что всё не так просто. Указана дата прибытия Жукова под Ленинград — 10 сентября, хотя на самом деле он прибыл 13-го, когда, по сути, почти всё уже было решено.

Как пишет в своей книге «Битва за Ленинград» самый авторитетный в этой теме историк В. Мосунов, Жуков не принял ни одного нового решения, которое хоть как-то повлияло на развитие ситуации. Все было сделано до него. Что же касается его действий, вроде посланных на гибель Стрельненских десантов, то все они лишь привели к неоправданным потерям.

Ржев и Сталинград

Почти весь 1942 год для Жукова — это Ржевская битва. Хотя она и перестала быть запрещённой темой, но масштабы ее до сих пор многие даже не представляют.

Точные потери до сих пор неизвестны. Есть данные по отдельным операциям, но и в них не всё учтено. Официально считается, что 605 984 человека убиты, пропали без вести и попали в плен. Большинство историков сходятся на том, что общие потери могут достигать двух миллионов. Немцы же потеряли на Ржевском выступе с 8 января 1942 года по 31 марта 1943 года около 480 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

В 1942 году Жуков на два месяца покинул Ржевское направление и координировал действия войск под Сталинградом. Под его руководством, о чём практически не пишут, проводились наступательные операции на флангах, не давшие результатов и приведшие к огромным потерям. А вот окружение и разгром армии Паулюса, проводились без Жукова, и он вообще никакого отношения не имел к этой операции.

«Полярная звезда»

Первые месяцы 1943 года вообще выпадают из всех биографий Жукова. Пишут лишь про его руководство операцией по прорыву «Блокады». Действительно ценой огромных потерь (115 082 человека) удалось пробить узкий коридор вдоль берега Ладожского озера. Немцы потеряли около 19 000 человек.

Но далее как-то забывают, что операция «Искра» была лишь частью общего замысла по разгрому всей группы армий «Север». Стратегическая наступательная операция «Полярная звезда» в советской истории была засекречена не меньше чем Ржевская битва.

Операция проводилась тремя фронтами: Ленинградским, Волховским и Северо-Западным. Координировали действия войск и командовали фронтами маршалы Жуков, Ворошилов, Тимошенко, Воронов и Новиков, генералы Говоров и Мерецков.

Из всех глобальных планов не было реализовано ничего. Не удалось даже окружить и разгромить немецкие войска на Демянском выступе. Немцы покинули его сами, с минимальными потерями.

Советские войска потеряли 280 000 человек, группа армий «Север» — около 78 000 человек.

Второй и третий «Сталинград»

«Вторым Сталинградом» советские историки называли Корсунь-Шевченковскую операцию. Конечно, нельзя не считать победной эту операцию, но стоит напомнить, что и сравнение со Сталинградом не совсем уместно. Во всех советских источниках она преподносилась как окружение и полный разгром огромной группировки немецких войск, численностью в 80 тысяч человек. Все немцы были или уничтожены, или попали в плен, а если кто и вырвался, то очень немногие.

Но даже в советское время Жуков ведь не всегда считался «непобедимым полководцем». В 1957 году на пленуме ЦК КПСС, где его критиковали за «бонапартизм», говорилось, что результаты Корсунь-Шевченковской операции сильно искажены.

Как мы знаем сегодня из архивных документов, в окружение попало чуть менее 60 тысяч человек. Из «котла» было вывезено самолётами или прорвалось с боем чуть более 40 тысяч человек. Около 7 тысяч было убито и 11 тысяч захвачено в плен. Потери советских войск составили около 80 тысяч человек.

Третьим же «Сталинградом» называли Каменец-Подольский котел, образовавшийся в ходе проводимой Жуковым (руководившим тогда 1-й Украинским фронтом) Проскуровско-Черновицкой наступательной операции. В кольцо попало восемь немецких дивизий, но все они вырвались из окружения. Немцы понесли большие потери, но в любом случае, сравнение со Сталинградом совершенно неуместно.

Хотя эти операции 1944 года нельзя назвать поражениями, но они показывают: победы Красной Армии если и не назвать «пирровыми», то их результаты были совсем не таковы, как нам рассказывали ранее.

В первые годы войны Красная Армия проигрывала сражения и все советские военачальники в эти годы отнюдь не громили немцев, а терпели поражения. Лишь со временем ситуация стала меняться. И пытаться выделить среди всех советских военачальников кого-то непобедимого — пустая трата времени.