09/09/20
Каких жителей СССР не вывозили из городов, которые планировалось оставить немцам

За годы Великой Отечественной войны вооружённые силы СССР осуществили более 50 стратегических оборонительных и наступательных операций, ещё десятки носили локальный характер. Но все они, возможно, уступают по свой значимости одной – эвакуации населения и предприятий в первые месяцы конфликта. По некоторым оценкам, всего с Запада на Восток переместили 2 743 предприятия, а также перевезли около 12 миллионов человек. Но далеко не все имели одинаковые шансы на вывоз из зоны боевых действий.

Первые среди равных

Только за первую неделю войны немецкие войска продвинулись вглубь СССР на расстояние до 400 километров. К концу июня 1941 года уже пришлось оставить Минск, Львов, Вильнюс, 1 июля пала Рига, а до конца лета – Таллин, Смоленск, Витебск, Одесса и множество других городов и деревень.

Из-за столь стремительного наступления противника и отсутствия на момент нападения готового плана эвакуация из приграничных территорий осуществлялась хаотически, по решению местных властей. Однако это не помешало уже в первые дни вывезти до двух миллионов человек из Белоруссии и Прибалтики. Из Молдавии – 300 тысяч.

На общегосударственный уровень вопрос перемещения был поднят лишь на третий день Великой Отечественной, когда по указу Иосифа Сталина был создан специальный Совет при Совете народных комиссаров (СНК). Ещё через три дня был принят документ, который определил очерёдность эвакуации — Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 июня 1941 года «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества».

Согласно документу, теоретическая возможность перемещения была предоставлена всему населению, в тех районах СССР, которым угрожала оккупация противника. При этом постановление определяло категории граждан, которые подлежали эвакуации «в первую очередь». Это были «квалифицированные рабочие, инженеры и служащие вместе с эвакуируемыми с фронта предприятиями, население, в первую очередь молодёжь, годная для военной службы, ответственные советские и партийные работники».

Как указывает доктор исторических наук Марина Потемкина, соответствующая очерёдность была установлена при непосредственном вмешательстве на тот момент народного комиссара путей сообщения Лазаря Кагановича, который лично внёс правку в проект постановления. В изначальной версии первыми эвакуировать предписывалось «население, квалифицированных рабочих вместе с эвакуируемыми с фронта предприятиями, семьи начсостава Красной Армии, работников НКВД и ответственных советских и партийных работников, детей до 15 лет». Однако интересы государства на тот момент оказались чуть выше общечеловеческих ценностей.

Эта избирательность проявилась и в дальнейшем. Так, 5 июля 1941 года были приняты три «совершенно секретных» Постановления СНК СССР, которые регулировали вопросы перемещения «привилегированных» категорий. В частности, родственникам руководителей партии и военачальников давалось право выбора места жительства и первоочерёдного трудоустройства в эвакуации. Также предписывалось в пути обеспечить их всем необходимым. В соответствии с другим документом, эвакуация семей рабочих и служащих предприятий должна была  осуществляться лишь по указанию СНК и обеспечиваться народными комиссариатами и директорами предприятий. Третьим постановлением вывоз остального населения возлагался на местные органы советской власти, которые, в том числе, должны были организовать эвакопункты. Предполагалось, что соответствующее решение примет Совет по эвакуации или местное военное командование.

Дело везения

В целом эвакуация была осуществлена в два этапа: из Белоруссии, Украины, Прибалтики, Москвы и Ленинграда в 1941 году и из южных районов европейской части СССР — в 1942 году. Итоговое число перемещённых граждан до сих пор остаётся предметом споров, поскольку в официальной статистике было сложно учесть всех лиц, решившихся перебраться на Восток самостоятельно. К тому же некоторые из перемещённых оставались у родственников, а не добираясь до конечных пунктов. В научной литературе фигурируют оценки от 10 до 25 миллионов человек, но наиболее объективными и документально обоснованными представляются цифры около 12 миллионов человек эвакуированных, считает Потемкина.

При этом количество лиц, вывезенных из тех или иных областей сильно зависело от их удаленности от границы, наличия железной дороги или хотя бы возможности добраться до ближайшей ж/д станции. Хотя и поезда спасали не всегда. Например, вывоз людей по Брест-Литовской железной дороге начался только после десяти вечера 23 июня 1941 года, когда был получен прямой приказ из Москвы. К тому моменту на станциях стояло  более 10 000 вагонов с людьми и грузами. В результате из-за быстрого наступления немцев было отправлено лишь около половины из них – 5 675 вагонов.

Не имела большого значения при эвакуации и национальность, хотя советское руководство наверняка осознавало, какую угрозу несёт в первую очередь евреям наступление нацистов. И всё же по данным Центрального статистического управления СССР, из учтённого по спискам на 15 сентября 1941 года населения, подлежащего эвакуации (кроме детей из эвакуированных детских учреждений), доля русских составляла 52,9 процента, а вторыми по численности были евреи — 24,8 процента. Сотрудник Иерусалимского университета Семён Швейбиш и вовсе подсчитал, что из 4,095 млн евреев, которые проживали на территориях, позднее оккупированных, в советский тыл были вывезены от 1,2 до 1,4 миллиона, что в процентном соотношении значительно выше, чем по другим национальностям.

А вот жителям таких регионов, как Западная Украина, Литва и Латвия, повезло меньше. Ещё до прихода немцев местные коллаборационисты не давали беженцам уйти и возвращали их домой, перекрывая дороги.