16/09/20
Какие страны пытаются пересмотреть итоги Второй мировой войны

Казалось бы, когда, как не в 75-летнюю годовщину окончания Второй мировой войны, все страны и народы должны объединиться и вспомнить уроки прошлого? Но вместо этого юбилей был омрачён очередными попытками переписать историю. Весь год из Польши в адрес СССР звучали уже знакомые обвинения в пособничестве Гитлеру, а страны Прибалтики как могли объявляли себя жертвами советской агрессии. Однако к таким нападкам России не привыкать. Куда более оскорбительными оказались заявления США, которые сначала приписали себе освобождение Освенцима, а затем, в канун Дня Победы, присвоили и победу над нацизмом.

Частота подобных утверждений прямо указывает, что за ними стоит не просто глупость конкретного чиновника, а настоящая политика – продуманная и целенаправленная. И если такая кампания ведётся, то зачем и кому она выгодна?

Победители побеждённых

Соединённые Штаты, бесспорно, могут считать себя одной из стран-победительниц во Второй мировой войне. С 1940 года за океаном был развёрнут «трудовой фронт», с 1941-го американцы вели борьбу с милитаристской Японией на тихоокеанском театре боевых действий. За год до окончания конфликта силы «звёздно-полосатых», наконец, присоединились к борьбе на основной его арене – в Европе.

Открытие второго фронта в июне 1944-го облегчило положение Красной армии. Благодаря американо-британской операции «Оверлорд» немцы сначала лишились резервов для переброски на Восточный фронт, а затем были вынуждены сдать Париж. Но те события лишь приблизили разгром Германии и не дают США повода заявлять об исключительно своей или совместной с Великобританией победе.

«Политическое значение данного события оказалось даже больше военного», — отметил в комментарии RT руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк.

Политики в высадке в Нормандии предостаточно и спустя 75-лет. Белый дом 8 мая опубликовал видеоролик, в котором в качестве стран-победительниц нацизма упомянул только США и Великобританию. Такая интерпретация, по мнению председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева, вполне объяснима внутренней борьбой между противниками и сторонниками укрепления отношений с Россией в американской элите. Особенно накануне президентских выборов, перед которыми Дональду Трампу вновь напоминают о «российских связях».

Но речь может идти и о куда более серьезных целях. «Белый дом пишет свою историю. Это квинтэссенция англосаксонского проекта глобального мира», — убеждён доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков. Его цитирует радио Sputnik. По его словам, Запад в этом мире не видит сильной России, «поэтому не должно быть СССР, Победы, и Сталин «должен быть равен» Гитлеру».

«С точки зрения стратегических установок США, это не ошибка, а реализация большого проекта», — уверен эксперт.

В этом плане Соединённые Штаты, возможно, уже получили максимальные дивиденды, потому что их «образ победителя» крепко закрепился в головах. Во Франции, которая также считается триумфатором Второй мировой, решающим событием войны считается открытие второго фронта, что, с одной стороны, можно понять, ведь благодаря ему страна была освобождена. Но с другой, даже во французских учебниках ключевая роль отводится американцам.

«Именно они, по мнению авторов, в 1942 году объединили вместе все страны, сражавшиеся против Германии и стран «оси». Роли Красной армии в освобождении Восточной Европы и Сталинградской битве отводится всего по два абзаца. Главными же сражениями Второй мировой школьникам Франции преподносят военные действия в Северной Африке и на Тихоокеанском ТВД», — констатирует в комментарии «Известиям» политолог Александр Вердуссов.

В тисках тоталитаризма

В странах Восточной Европы тоже своеобразно трактуют историю Второй мировой войны. У Польши, Украины, прибалтийских государств и отчасти Румынии сложилось предельно виктимное самосознание, формировавшееся в течение столетий, и определённый, антисоветский взгляд на итоги планетарного конфликта стал его частью.

«Как показывает пример Польши и стран Балтии, основной целью является замещение считавшихся ранее бесспорными фактов национальными образами памяти. Цель — максимально дистанцироваться от «советского наследия», а также сконструировать более тесную историческую связь между этими государствами и Западом», — пояснил «Известиям» научный сотрудник Германского исторического института в Москве, Маттиас Уль.

Вместе с тем помимо этой, генеральной цели у каждой отдельной страны есть и свои собственные. Польша, например, пытается играть на негативных настроениях, чтобы стать региональным лидером, объединив под своим крылом всех недовольных. «Фантомные боли прошлого» Варшава активно использует и для защиты своих бизнес-интересов в противостоянии с Берлином и Брюсселем. Яркий пример этого – противодействие строительству газопровода «Северный поток-2».

«С прибалтийскими странами всё иначе и гораздо проще — в них после обретения независимости общество оказалось расколото, большая русская диаспора осталась без гражданства и основных прав, сильнее всех пострадала от реституции, а отношение к русскоязычным как к оккупантам или их потомкам оказалось очень удобным для проведения дискриминации», — сказал «Известиям» старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Дмитрий Офицеров-Бельский.

Актуально это и для современной Украины, где правящая элита, даже с приходом к власти Владимира Зеленского, активно заигрывает с националистами.

«Политика раздора», ведущаяся в странах Восточной Европы, естественно, имеет своё негативное влияние. Она порождает агрессию, неспособна сплотить общество и объединяет лишь определённую группу людей, которые воспринимают итоги Второй мировой как своё поражение. Но пока этого достаточно для того, чтобы удержаться у власти, чиновники будут прибегать к ней вновь и вновь.

Пересмотришь, но не убежишь

Как отмечает Дмитрий Офицеров-Бельский, радикальные взгляды поляков и прибалтов на итоги войны, как ни странно, нашли поддержку в самых разных странах Европейского союза. «В частности потому, что немцы устали каяться, хотя и раньше это во многом был приём, позволявший избежать регулярной критики и даже проявлений ненависти в свой адрес», — пояснил он.

Но единой политики Европейского союза в области сохранения памяти о Второй мировой не существует и не может существовать, продолжает Маттиас Уль. Словно подтверждая это, министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас совместно с историком Андреасом Виршингом 8 мая опубликовал в издании Spiegel статью, в которой осудил попытки исказить историю и возложил исключительную ответственность за начало конфликта на Германию.

«Попытки переписать историю самым постыдным образом за последние несколько месяцев требуют от нас ясного заявления, которое не должно было бы быть необходимым с учетом того, что исторические факты неизменны: именно Германия развязала Вторую мировую войну своим нападением на Польшу, и именно она несёт ответственность за холокост. Тот, кто пытается посеять сомнения по этому поводу и пытается назначить другие народы преступниками, ведёт себя неправильно по отношению к жертвам войны. Он эксплуатирует историю и раскалывает Европу», — сказано в статье.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова после этого подчеркнула, что слова Мааса «подводят черту под любыми усилиями что-то разъяснить западным партнёрам». Однако они могут не только поставить точку в спорах. Ранее извинявшаяся за своё прошлое Германия вдруг выступила защитником правды, пошла наперекор позиции США и дала повод объединиться конструктивным силам в Старом Свете.

Азиатский ящик Пандоры

Наконец, с практической точки зрения пересмотр результатов Второй мировой, пожалуй, мог бы оказаться наиболее выгоден для Японии. Страна восходящего солнца, хоть и была одним из зачинщиков войны, имеет немало вопросов к её итогам.

Один из них – насколько необходимо было нанесение американцами ядерных ударов по Хиросиме и Нагасаки? Не должны ли США хотя бы извиниться за них? Официально Токио не осуждает атаку и ничего не требует от Вашингтона. При этом, по данным соцопроса, проведённого компанией Populus по заказу информагентства и радио Sputnik в 2015 году, 74 процента японцев считают бомбардировку неоправданной. Кто знает, если сейчас мы живём в мире, когда Штатам удалось завоевать «монополию на победу», не придёт ли время, когда им придётся расплачиваться за то, какой ценой они её достигли?

Ещё более щекотливый вопрос – территориальный. После Второй мировой все Курильские острова были включены в состав СССР. Однако между сторонами не было подписано мирного договора, который бы утверждал передачу земель, и поэтому Япония оспаривает принадлежность островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы островов Хабомаи. Пересмотр итогов войны, теоретически, мог бы придать позиции Токио большего юридического веса.

К чему могут привести такие дискуссии, президент России Владимир Путин чётко обозначил ещё в 2016 году. Тогда в ходе интервью агентству Bloomberg у него спросили, мог бы он уступить часть Курильских островов или, например, Калининград. Журналист, понятно, пытался подколоть главу государства, но тот ответил вполне серьёзно: «Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, пожалуйста, флаг в руки, начинайте».

Вместе с тем президент дал понять, что Россия не приемлет никаких пересмотров. И в этом она точно не одинока.