Какие пленные бойцы Красной армии улыбались перед расстрелом

Мужество перед лицом смерти вызывает уважение даже у врага. Твердость духа, спокойствие ведомых на казнь – этим бывалых солдат удивить трудно. Так вели себя в годы Великой Отечественной многие, и не только солдаты Красной армии. Среди немцев тоже было достаточно людей храбрых. Но русские, советские воины часто смеялись перед смертью, смеялись в лицо своим палачам. Сами же оккупанты не скрывали того, как поражали их подобные случаи.

Документы, фотографии, хроника военных лет, свидетельства очевидцев сохранили для нас множество примеров такого поведения пленных красноармейцев. Вот лишь несколько из них.

Бойцы брестской погранзаставы

Один из самых известных снимков, сделанных немцами в первые дни войны – расстрел двух пограничников. Как известно, Брестская крепость оборонялась, окруженная фашистами, больше месяца. Но пограничная застава, личный состав которой принял бой с захватчиками в числе первых, пала гораздо раньше, слишком неравны были силы.

На фотографии запечатлен момент расстрела двух бойцов погранзаставы. Пограничники были в составе войск НКВД, поэтому эти двое парней подпадали под «Приказ о комиссарах» (официальное название «Директива об обращении с политическими комиссарами») верховного командования вермахта. Согласно этому приказу, все сотрудники НКВД подлежали немедленному расстрелу.

Советские пограничники, перед тем принявшие бой с колонной немецких мотоциклистов, держатся удивительно твердо. Тот, что на переднем плане, судя по командирской гимнастерке, офицер – спокоен, почти равнодушен. Второй, в майке, с всклокоченными волосами, просто смеется в лицо врагу, смотрит дерзко и вызывающе.

В сети можно прочесть строки из дневника какого-то немецкого офицера, ставшего свидетелем этого расстрела: «Эти русские... совсем не боялись нас. Это была не бравада и напускная храбрость. Мне даже на секунду показалось, что это мы стояли на их месте. Отвратительное ощущение. Ушли с улыбкой на губах, и я готов поклясться, что не только у меня, но и у моих солдат, пробежали мурашки по спине и неприятный холодок...».

Очень возможно, что эти строки на самом деле сочинены позднее, не являясь подлинным документом. Однако, снимок сам по себе гораздо ценнее любых воспоминаний любого немца. Дерзкая улыбка в лицо смерти – лучшее свидетельство мужества советского пограничника.

Расстрел в Заполярье

В июле 1941 года в Мурманской области были расстреляны два бойца Красной армии, по всей видимости, единственные, оставшиеся в живых после боя за высоту 122, которую штурмовал один из батальонов 2-й горнострелковой дивизии вермахта. Сражение было кровопролитным, немцы потеряли 16 человек, и 11 получили ранения. Возможно, именно поэтому командиры решили устроить показательную казнь, чтобы их бойцы не совсем пали духом, получив такой отпор от горстки советских бойцов.

Немцев подвела их манера фотографировать каждый свой шаг. На первом снимке видно, что пленных всего двое. Один из них стоит в характерной позе – «руки в боки», и смотрит в упор на немца, тычущего пальцем ему в лицо. На губах красноармейца застыла легкая презрительная улыбка. Так смотрят на врага, которого совсем не боятся. На другом фото – момент расстрела. Один из бойцов, в шинели, спокойно стоит в ожидании выстрела, второй, по-прежнему «руки в боки», свободен и раскован.

Мурманским поисковикам удалось найти место расстрела этих двух героев и установить имя одного из них, того, который в шинели – Сергей Макарович Корольков. Он служил в хозвзводе.

Смерть политрука

И снова «Директива об обращении с политическими комиссарами». На сей раз дело было в июне 1942 года, в степях под Ростовом-на-Дону.

Поисковики записали рассказ местных жителей, ставших свидетелями этого расстрела. В одном из хуторов стояла часть НКВД, которая занималась борьбой с диверсантами и шпионами. Ей пришлось принять бой с наступающими немцами. Танки противника обстреляли хутор, наши делали все, что могли, но поскольку численность была слишком мала, пришлось отступить. Их отход прикрывал командир, который до последнего отстреливался из пулемета.

Местные видели, как он, уже безоружный, был окружен немцами, как они что-то кричали ему, и как он отвечал на немецком, спокойно и с достоинством. Потом его повели к месту расстрела. Офицер шел спокойно, в зубах держал травинку и улыбался ребятишкам, которые крутились вокруг. Одному даже подмигнул.

Пленного поставили к стенке сарая. Немецкий офицер предложил ему закурить, протянув свой портсигар, но пленник отказался, отрицательно покачав головой и что-то сказав по-немецки. Потом немецкий офицер отошел в сторону, а русский... начал командовать собственным расстрелом! Сначала он четко и внятно крикнул: «Achtung!» (Готовсь), а затем, улыбнувшись, расправив плечи, произнес: «Feuer!» (Огонь).

Во время войны с финнами

Это далеко не все примеры поразительного мужества советских военнослужащих перед лицом смерти. Во время войны с Финляндией наши бойцы также демонстрировали недюжинную выдержку и презрение к смерти.

Сохранились снимки, подтверждающие это. На одном из них, датированном сентябрем 1941 года, запечатлен молоденький солдатик, взятый в плен. Пилотка у него лихо сдвинута набекрень, руки он скрестил на груди, и стоит, спокойно улыбаясь, в ожидании своей судьбы. На другом, сделанном зимой, снят сам момент расстрела какого-то безымянного русского бойца. Финский офицер навел на него пистолет, а наш солдат откровенно смеется.

Неудивительно что эти и другие фотографии были рассекречены относительно недавно. Мужество перед лицом врага, спокойная выдержка, дерзкий смех в лицо палачам – как непохоже это на картину замордованных и тупых солдат, которых гонят на убой злобные чекисты.