Какие негласные правила были у советских и немецких летчиков в Великую Отечественную

Практически в любую эпоху мы можем встретить примеры истинного рыцарства. Даже в непростое военное время моральные правила были способом сохранить честь, а иногда и жизнь.

Негласный запрет на расстрел

В период сражений на Восточном фронте ВОВ у летчиков с обеих сторон существовало негласное правило — нельзя расстреливать врага вне самолета. Смысл данного «морального кодекса» гласил, что когда летчик выпрыгивает с парашютом вниз, он и так побежден, это последний шаг, когда возможностей для спасения самолета и самого не остается. При этом, советские асы заранее убеждались, что рухнувшая машина не попадет на жилые дома.

Причин для пощады было несколько — летчик мог погибнуть, поскольку прыжок сам по себе несет опасность. Кроме того, присутствовало чистое уважение к противнику как мастеру высшего пилотажа. Многие из пилотов-асов в Европе были лично знакомы. Возможно, это почтение уходило своими корнями в эпоху I Мировой войны, где летчиками становились отпрыски знатных семейств.

Даже когда со стороны военного начальства возникали призывы добивать противника, потерпевшего поражение в воздушном бою, высокая мораль летчиков побеждала. Известно, что когда главнокомандующий немецкой авиации Герман Геринг издал соответствующий указ об обязательном расстреле парашютистов, против него выступили сами подчиненные. Пилот А. Галланд приравнял такой поступок к «бесчестным убийствам» и Геринг вынужден был сделать шаг назад, пояснив, что такой ответ он ожидал услышать.

В небе свои правила

Но не только командование Германии ставило такие условия, не меньшей кровожадностью отличилось и руководство ВВС РККА, которое в уставе описало расстрел вражеского летчика как средство обретения конечной результативности боя. Однако на фронте такое поведение не приветствовалось.

Примерами обратного служит то, что когда летчик Люфтваффе Р. Мюллер заходил на посадку в подбитом самолете, по нему был открыт огонь. Попав в плен, он возмущался данной стратегией, однако советский пилот Н. Голодников парировал тем, что те первые нарушили в отношении наших летчиков «рыцарские отношения», расстреливая наших парашютистов в воздухе. Когда русские пилоты все же открывали огонь, они оправдывались чувством мести, как это было с А. Покрышкиным. Но чаще всего летчики сдавались без боя на чужой территории и считались ценным трофеем для получения информации.

В бой идут и старики, и молодые

Еще несколько правил использовались в авиации, как, например, разделение на «стариков» и «молодых». Тут не шла речь о дедовщине, наоборот — старшие всячески поучали и помогали молодежи даже ценой собственной гибели. Воспитывались высокие морально-нравственные качества — поговорку «Сам погибай, а товарища выручай» не раз вспоминал майор Володин из 224-й штурмовой дивизии.

Для летчиков Люфтваффе непреложным законом было не применять лобовую атаку и не вступать в бой на неблагоприятных для себя условиях, действуя чаще на основании холодного расчета. Вычислив эту предсказуемость, русские воины открыли счет бесчисленным победам над немецкими асами.