17/06/20
Какие долги Российской империи согласились выплатить большевики

Советская Россия только появилась на политической карте мира, а страны Западной Европы и США уже потребовали у нее возврата внешних долгов, которые наделали царские власти и Временное правительство. Для нашей страны, находившейся в тяжелой экономической ситуации, это было непосильное бремя, и большевики отказались выплачивать 18,5 миллиарда рублей золотом. Однако переговоры с кредиторами велись вплоть до середины 30-х годов ХХ века, и некоторые долги все же были погашены.

Непомерный груз

Доктор экономических наук Борис Хейфец посвятил данной теме статью «Внешние займы и долги царской России: история и современная ситуация», которая вышла в журнале «Россия и современный мир» (No 1 за 2002 г.). Ученый отметил, что в самом начале ХХ века царское правительство активно заимствовало деньги, как внутри страны, так и за рубежом. Министерство финансов Российской империи выпускало различные ценные бумаги, облигации государственных займов, брало кредиты у иностранных банков и союзных держав.

Средства эти были нужны царскому правительству на строительство железных дорог и крупных промышленных объектов, на покупку золота – ради поддержания курса рубля, а также на финансирование армии и флота. Русско-японская и Первая мировая войны потребовали значительных расходов на модернизацию вооружения.

«Во Франции, где облигации из России были особенно популярны перед Первой мировой войной, были предложены специальные условия приобретения займов для детей и молодоженов. Их доходность составляла уже 10 и даже 14% годовых. Не случайно многие французы для покупки русских ценных бумаг продавали дома, земельные участки, фамильные драгоценности», – написал Б.А. Хейфец.

В результате такой политики Россия занимала первое место в мире по размеру внешнего долга. К 1917 году царское правительство было обязано выплатить союзным державам, иностранным банкам и гражданам порядка 12,5 миллиарда рублей золотом. Затем к власти пришло Временное правительство, которое тоже наделало долгов, взяв кредиты у стран-союзниц по Антанте на продолжение войны с Германией. Поэтому на Генуэзской конференции 1922 года у представителей Советской России иностранцы потребовали 18,5 миллиарда золотых рублей.

Для страны, находившейся в разрухе после Гражданской войны, это была непосильная ноша.

Малоимущим и общеполезным

Большевиков ситуация с долгами предыдущих правительств беспокоила с самого прихода к власти. 21 января (3 февраля) 1918 года председатель ЦИК Яков Свердлов подписал «Декрет об аннулировании государственных займов», в котором было ясно и четко сказано: «Безусловно и без всяких исключений аннулируются все иностранные займы».

Долги царского правительства перед своими гражданами признавались не полностью. Разумеется, классово чуждые элементы – представители буржуазии и духовенства, помещики и богатеи – не могли ни на что рассчитывать. А вот малоимущим россиянам и организациям, которые новая власть признала общеполезными и демократическими, полагалась частичная компенсация потерянных средств.

Классово близкие граждане взамен царских облигаций получали именные свидетельства нового займа Советской России на сумму не более 10 тысяч рублей. Определенные, небольшие компенсации выплачивались также кооперативам и другим объединениям, владевшим царскими ценными бумагами. Вклады населения в сберкассах и положенные по ним проценты большевики признали неприкосновенными.

Историки по-разному оценивают решение, принятое представителями партии ВКП(б) относительно государственного внешнего долга. Одни считают, что это было ошибкой, серьезно испортившей репутацию нашей страны на мировом рынке. Другие исследователи уверены, что большевики лишь признали очевидный факт – расплатиться с иностранными кредиторами просто невозможно.

Так, известный публицист Сергей Кремлев в своей книге «Против Кремля. Берии на вас нет!» (Москва, 2011 г.) высказал мнение, что В.И. Ленин и его соратники буквально спасли Россию, которая по вине царских властей и Временного правительства могла стать заложницей западных капиталистов.

Политический торг

Когда страна не в состоянии расплатиться по своим обязательствам, неизбежно начинается политический торг. Кредиторы требуют от должника различных уступок на международной арене. А положение нашей страны усугублялось еще и враждебным отношением к большевикам, которого не скрывали многие иностранные правительства.

На долю Великобритании приходилось 46-47% всего внешнего долга дооктябрьской России, Франции полагалось 34-35%, Германии – 7-8%, Голландии – 4-5%, США – 3-4%, остальные страны дали царскому правительству в долг заметно меньше. Поэтому основные переговоры велись с англичанами и французами.

На вышеупомянутой Генуэзской конференции 1922 года большевики выдвинули кредиторам встречные претензии. Они потребовали:

  • вернуть нашей стране русское золото, ценности и другое имущество, находящееся за границей;
  • компенсировать народу ущерб, причиненный иностранной интервенцией в ходе Гражданской войны.

По мнению представителей Советской России, общая сумма встречных претензий сначала составляла 39 миллиардов золотых рублей. Затем, посовещавшись, большевики подняли стоимость ущерба до 50 миллиардов.

Страны Западной Европы и США не признали требований русских, и Генуэзская конференция завершилась безрезультатно.

Впоследствии большевики проводили отдельные переговоры с англичанами, французами и американцами. Советское правительство было готово пойти на частичное признание долговых обязательств царской России взамен на предоставление новых кредитов, но на политические уступки представители ВКП(б) идти отказывались. Поэтому договориться не удалось.

Троцкий и французский долг

Впрочем, среди большевиков не было единодушия по многим финансово-экономическим вопросам. Например, жесткую позицию И.В. Сталина на переговорах с кредиторами не одобрял Л.Д. Троцкий. Он считал, что хотя долги российской монархии и не подлежат признанию, отдельные соглашения с разными странами, выгодные для Страны Советов, заключать необходимо, ведь для масштабной индустриализации требуются иностранные инвестиции. А полный отказ от всех обязательств серьезно ухудшает имидж СССР в глазах международного сообщества.

Доктор исторических наук Юрий Фельштинский – составил трехтомное издание «Архив Троцкого», в которое вошли материалы, хранящиеся в Хогтонской библиотеке Гарварда и Гуверовском институте. Первый том этой книги был опубликован в Харькове в 1999 году. В нем содержится запись от 12 октября 1927 года, в которой Лев Троцкий сокрушается по поводу срыва переговоров с Францией из-за товарищей по партии – И.В. Сталина и Н.И. Бухарина.

«Теснимое своими противоречиями с Англией и обострявшимися сербско-итальянскими конфликтами из-за Албании, французское правительство хотело соглашения и торопило нас... Момент был не только упущен, но было сделано все, чтобы оказаться в нынешнем, исключительно трудном положении», – посетовал Л.Д. Троцкий.

Доктор экономических наук Б.А. Хейфец считает, что заключению соглашения, выгодного обеим странам, помешало осложнение советско-французских внешнеполитических отношений.

А с середины 30-х годов ХХ века любые переговоры о выплате царских долгов полностью прекратились вплоть до 80-х, когда новый генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев объявил курс на перестройку и гласность.

С кем удалось договориться

Если французы, англичане и американцы так и не смогли договориться с большевиками, то немцам повезло больше. Вскоре после неудачной Генуэзской конференции советская делегация поехала на переговоры в итальянский город Рапалло, где все разногласия с Германией были улажены.

Как известно, многие критики большевиков обвиняли их и лично В.И. Ленина в сотрудничестве с немцами. Придя к власти, представители РКП(б) заключили крайне невыгодный мир со страной, являвшейся противником в Первой мировой войне, а затем еще и уладили вопрос о царских долгах. В результате, с 1922 года именно официальный Берлин стал главным союзником Страны Советов в Европе, пока эти дружественные отношения не были нарушены Гитлером.

Сергей Мазуркевич, автор книги «Полная иллюстрированная энциклопедия наших заблуждений» (Москва, 2001 г.), утверждает, что большевики вовсе не отказывались от выплаты всех царских долгов. Напротив, они их признали в ходе Генуэзской конференции, это отражено в официальных протоколах международного форума.

С.А. Мазуркевич сослался на мнение председателя Экспертного совета по русской заграничной собственности Владлена Сироткина, который отметил, что к 1927 году советское правительство выплатило царские долги крупным кредиторам, в том числе французским банкам «Сосьете Женераль» и «Креди Лионне». Иностранные инвесторы, финансировавшие строительство Транссибирской железной дороги и другие частные организации также получили причитающиеся им деньги.