07/06/20
Какие ценности эвакуировали из Москвы в Великую Отечественную

В годы Великой Отечественной войны пострадало свыше 150 советских музеев, библиотек и архивов, которые безвозвратно утратили свыше 1 млн единиц хранения. Однако большинство культурных ценностей все же удалось сохранить.

Кремль

Сотрудники музеев Кремля о нападении гитлеровской Германии узнали в полдень 22 июня 1941 года, а 27 июня правительством было принято постановление о вывозе из Москвы Алмазного фонда и ценностей Оружейной палаты. В тот же день сотрудники кремлевских музеев приступили к демонтажу и упаковке экспонатов. На оперативность действий сильно повлиял директор Оружейной палаты Николай Захаров, который буквально пошагово расписал функции каждого сотрудника.

Первоначально ценности планировали спрятать на территории Кремля, однако стремительное наступление врага на Москву скорректировало эти планы. В ночь на 31 июня экспонаты отправили поездом на Урал, причем сопровождавшие ценный груз не знали, что находится в ящиках и куда они движутся. Среди прочих реликвий наряду с внушительным арсеналом в Свердловск отправились такие раритеты, как Шапка Мономаха и Шапка ерихонская Михаила Федоровича. К 10 июля 1941 года в столицу Урала было перевезено практически все собрание Оружейной палаты Кремля.

Наибольшие проблемы в плане транспортировки представляла скульптурная композиция из слоновой кости «Орел на сосне», которая была подарена японским императором Мэйдзи Николаю II по случаю его коронации. В пути повредилось оперение двухметровых крыльев птицы, однако свердловские мастера быстро восстановили первоначальный вид скульптуры. Помимо «Орла» реставраторы привели в порядок трофеи Полтавской битвы, часы XVIII века работы английского инженера Майкла Меддокса и платье императрицы Елизаветы Петровны. Такие экспонаты как троны, кареты, иконостасы в силу трудоемкости их разборки и транспортировки остались в Москве.

В начале марта 1942 года Кремль подвергся массированной бомбовой атаке немецкой авиации. Среди прочего пострадали две бронзовые люстры в Архангельском соборе. К маю 1942 года практически все последствия бомбардировки были устранены. Однако полномасштабные работы по восстановлению памятников на территории Кремля начались лишь после окончания войны, так как опасность немецких авианалетов сохранялась вплоть до конца 1944 года. Благодаря качественно выполненной светомаскировке объектов и слаженной работе противопожарных служб уникальный архитектурный ансамбль с соборами, музеями и культурными ценностями удалось сохранить в изначальном виде.

В конце февраля 1945 года все экспонаты Московского Кремля вернулись на свои места, а в середине апреля залы Оружейной палаты были открыты для первых посетителей – бойцов Кремлевского гарнизона. Несмотря на огромный интерес к сокровищницам Московского Кремля полузакрытый пропускной режим отменили лишь в 1955 году.

Третьяковская галерея

27 июня 1941 года руководство СССР издало секретное постановление об эвакуации в тыл людей и ценного имущества. Сотрудники Третьяковской галереи немедля приступили к круглосуточному дежурству, параллельно занимаясь демонтажом и упаковкой экспозиций. В кратчайшие сроки все картины и скульптуры были собраны и подготовлены к вывозу.

Особое внимание уделялось шедеврам Репина, Поленова, Брюллова, Боровиковского и других прославленных мастеров: экспонаты накатывались на специальные валы заключались в ящики с металлической оболочкой. Полотна большого размера, такие как «Явление Христа народу» Иванова не помещались в стандартных вагонах, – их пришлось перевозить на двух платформах, прикрыв брезентом.

Комитет по делам искусств рекомендовал музеям эвакуировать ценности, исходя из приоритета. Первыми должны были покинуть Москву произведения искусств непреходящего значения. Для Третьяковки это была живопись XVIII–XIX веков, древнерусское искусство, частично советское искусство и произведения конца XIX – начала XX столетий. Сотрудники Третьяковки ориентировались на ленинградских коллег, которые в неспокойные годы Первой мировой войны уже имели опыт составления и утверждения списков произведений особой ценности, подлежащих первоочередной эвакуации.

4 июля были готовы ящики с произведениями первой очереди. Изначально планировали их транспортировку по воде из Кирова до Астрахани, однако позднее решили эвакуировать железнодорожным путем. Только 13 июля стал известен конечный пункт маршрута железнодорожного состава с музейными ценностями – Новосибирск. В столицу Сибири эшелон отправился не только с экспонатами Третьяковской галереи, но и музея изобразительных искусств им А. С. Пушкина, музея нового западного искусства, музея восточных культур.

В августе 1941 года немцы увеличили интенсивность авианалетов на Москву. В эти дни от попадания фугасных бомб серьезно пострадали здание Третьяковской галереи (рухнула стеклянная крыша) и гараж, был полностью разрушен двухэтажный жилой дом для сотрудников музея. Это ускорило отправку в тыл оставшейся части музейных экспонатов. До ноября 1941 года в Новосибирск ушло еще две очереди с произведениями искусств.

Последний эшелон с культурными ценностями из Москвы в столицу Сибири отправился в сентябре 1942 года. К тому времени в Новосибирском театре оперы и балета было сосредоточено множество музейных экспонатов из разных городов страны: Ленинграда, Горького, Смоленска, Киева, Севастополя. Для сибиряков вплоть до реэвакуации ценностей здесь регулярно организовывали выставки.

В Лаврушинский переулок экспозиции Третьяковки начали возвращаться в октябре 1944 года. Искусствоведы и реставраторы пришли к выводу, что все экспонаты находятся в превосходном состоянии. 17 мая 1945 года Государственная Третьяковская галерея была вновь открыта для посетителей.

Пушкинский музей

Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, как и Третьяковская галерея в результате немецких бомбардировок лишился своей стеклянной крыши. Серьезные повреждения здание получило от взрывной волны упавшей рядом бомбы. Впрочем, к этому времени бесценные экспонаты музея были либо эвакуированы, либо надежно укрыты в специальных деревянных конструкциях. Из-за невозможности транспортировки монументальные произведения искусства, такие как копия Давида, были оставлены в столице.

Многие сотрудники Пушкинского музея ушли на фронт, а оставшимся приходилось совмещать несколько должностей, в том числе пожарных и охранников. Ситуация в музее изменилась лишь в 1944 году, когда его директором был назначен скульптор Сергей Меркулов. Экскурсоводов и реставраторов, занимавшихся расчисткой и охраной здания, он вернул на их привычные должности , а на их места поставил бойцов РККА. Также Меркулов позаботился об увеличении пайка своим сотрудникам. Для широкой публики музей был открыт в только 1946 году.

Дарвиновский музей

Директор Дарвиновского музея Александр Котс уже в первые дни после начала войны составил список экспонатов подлежащих обязательной эвакуации. В нем оказались скелеты двух вымерших видов пернатых, чучела тропических птиц, ценные шкуры млекопитающих, раритетные издания сочинений французского натуралиста Жоржа Луи Бюффона, атлас американского орнитолога Джона Джеймса Одюбона «Птицы Америки» (в 2012 году он был продан на торгах аукционного дома Christies за 7 миллионов 922 тысячи долларов) и многое другое.

Ящики с сокровищами Дарвиновского музея отправились на временное хранение под своды Новодевичьего монастыря. Остальные музейные экспонаты были спрятаны в подвалы самого музея: все они были укрыты картонными коробками. Сотрудники музея дальновидно освободили все этажи здания от выставочных образцов. В конце июля 1941 года в музей угодила зажигательная бомба, что привело к пожару. Очаг возгорания быстро локализовали, однако все же пострадало чучело кабаньей головы, которое оказалось на пути снаряда.

Историческая библиотека

Не обошла стороной эвакуация и хранилища Государственной публичной исторической библиотеки, расположенной в Старосадском переулке столицы. В первую очередь сотрудники библиотеки подготовили к эвакуации редкие книги, а также фонды справочно-библиографического отдела. В общей сложности Москву должны были покинуть около 40 000 книг. Сначала на баржах по Москве-реке, Оке и Волге ценный груз доставили в город Хвалынск Саратовской области, а спустя два месяца библиотечное имущество переправили в Казахстан.

Вторая партия книг, включавшая в себя издания XV–XIX веков, по железной дороге проследовала на Урал. Эвакуированные фонды нашли свое временное пристанище в заброшенной Воскресенской церкви Свердловска. Три сотрудницы исторической библиотеки, поселившиеся в церковной сторожке вместе с семьями, охраняли здесь ценнейшие экземпляры вплоть до осени 1944 года, когда было принято решение вернуть книги в Москву.