16/09/20
Как жила бы Саудовская Аравия без нефти

1 мая 1939 года саудовский король Абдель Азиз открыл первый кран нефтяной скважины и «черное золото» оросило землю Аравийской пустыни. Отныне Королевство Саудовская Аравия будет обязано своим благосостоянием этому ценнейшему ресурсу.

Запасы на исходе

Нефть – источник баснословного богатства и неуемной роскоши членов правящей саудовской династии, нефть позволяет безбедно существовать миллионам коренных жителей Королевства. Продажа нефти дает государственной казне 90% экспортных доходов, 45% бюджетных поступлений и 45% ВВП. Нефть — это также мощный экономический и геополитический инструмент, который Эр-Рияд не раз использовал в своих интересах.

Гордость Саудовской Аравии – нефтегазовое месторождение Гавар, которое долгое время считалось крупнейшим в мире. Саудиты здесь добывают около 3,8 млн. баррелей нефти в сутки. Этот лакомый кусочек когда-то привлекал внимание Соединенных Штатов, которые даже вынашивали планы по захвату Гавара.

Однако сегодня эксперты прогнозируют истощение нефтяных ресурсов Саудовской Аравии. По данным национальной нефтяной компании Saudi Aramco (крупнейшая нефтяная компания мира), некоторые месторождения в стране имеют более короткий срок жизни, чем считалась ранее. Так, Гавар может иссякнуть уже через 34 года, запасов на других месторождениях хватит максимум на полстолетия. Судя по отчетам Saudi Aramco, 40% Саудовской нефти уже извлечено.

Опасаясь исчерпания собственных нефтяных запасов власти Саудовской Аравии начали переговоры с правительством Кувейта о возможной совместной добыче нефти в нейтральной зоне на общей границе двух стран, однако вследствие политических разногласий эта затея не увенчалась успехом. По мнению нефтяных аналитиков, в дальнейшем Эр-Рияд будет все чаще идти на сделку в формате ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, так как у страны нет больших резервов: чем интенсивней будут эксплуатироваться недра, тем быстрее исчерпаются запасы углеводородов.

Без достаточных пополнений бюджета от продажи нефти власти Саудовской Аравии не смогут в полном объеме выполнять свои социальные обязательства. Недавно министр экономки страны Мохаммед аль-Джанаан объявил, что из-за резкого падения цен на нефть вызванного пандемией COVID–19, правительство было вынуждено повысить НДС с 5% до 15% и прекратить ежемесячные социальные выплаты (1 тысяча реалов на человека = около 20 тысяч рублей) подданным Королевства. Примечательно, что до 2018 года саудовские компании вообще не облагались НДС.

Властям Саудовской Аравии нужно уже сейчас думать, как сократить бюджетные расходы, значительная часть которых в тучные годы тратилась на содержание малоэффективного бюрократического аппарата. Саудовский бюджет может стабильно работать исходя из цены в 80 долларов за баррель нефти, при вдвое низкой стоимости «черного золота» он не в состоянии удовлетворять все запросы государства и его жителей. Какое-то время для поддержания устойчивости экономики Королевства можно тратить золотовалютные резервы страны, которые составляют порядка 460 млрд. долларов, однако их при нынешних темпах расходования хватит не более чем на два года.

Сползание Саудовской Аравии с «нефтяной иглы» дело времени, и оно будет весьма болезненным. По словам руководителя научных исследований в институте «Диалог цивилизаций» Алексея Малашенко, это нанесет удар не только по самой Саудовской Аравии, но и по всему ближневосточному региону, и в целом по нефтяному бизнесу. Ожидать начала развития негативного сценария можно будет уже с 2021 года.

Ориентация на технологии

Что будет представлять собой Саудовская Аравия без нефтяных запасов и сверхдоходов, которые обеспечивает нефть? Мы увидим картину, кардинально отличающуюся от того, что происходило здесь в последние полстолетия. Перестроиться саудитам будет крайне непросто, так как в стране отсутствует культура заниматься промышленностью, наукой, высокими технологиями. А зачем, если деньги буквально лежат у тебя под ногами?

Европейцы, живущие в Саудовской Аравии, зачастую нелестно отзываются о профессиональных качествах аравийцев. Они инертные, ленивые, необязательные. Лучше всего характер саудитов отражает фраза “If someone can do it, let him do it!”. С этой чертой столкнулись американские нефтяные компании, которым в 1930-х годах буквально приходилось уговаривать саудовских принцев начать разработки нефтяных месторождений. Если бы не их инициативность, Королевство и дальше бы продолжало использовать вьючных животных или, в лучшем случае, закупать за рубежом керосин.

Все, чем может похвастаться Саудовская Аравия сегодня (современные торговые центры, роскошные дворцы, инновационные университеты, зеленые парки и скоростные магистрали) обязано исключительно нефти. Быстрые деньги напрочь отбили желание развивать другие точки роста экономики, например, рыбное хозяйство или туризм. Да, в Саудовской Аравии существует стабильный источник пополнения бюджета – ежегодный хадж, приносящий в казну порядка 11 млрд долларов, однако он имеет для страны в большей степени имиджевое значение и не приводит к стремительному развитию инфраструктуры.

Не будем забывать, что нефть притянула в Саудовскую Аравию не только деньги, но и мощного союзника в лице Соединенных Штатов. Американцы поставляют Эр-Рияду оружие, обучают саудовскую армию, спонсируют ваххабитов, но взамен требуют полной поддержки политики Вашингтона на Ближнем Востоке. Без США Саудовская Аравия несомненно была бы менее влиятельным игроком в Персидском заливе и не рискнула бы ввязываться в военные авантюры, вроде вторжения в Йемен в 2015 году.

Сверхдоходы от продажи «черного золота» превратили Эр-Рияд в одного из крупнейших спонсоров исламистских организаций, действующих не только на Ближнем Востоке, но и по всему миру. Саудовские деньги способствовали установлению диктаторских режимов Иди Амина Дада в Уганде или Мохаммада Сиада Барре в Сомали, они послужили насаждению ваххабизма в советских регионах Средней Азии и Северного Кавказа. С дефицитом средств Эр-Рияду придется решать уже совершенно другие задачи, связанные с внутренними проблемами.

Неисчерпаемые источники углеводородов давали саудитам мощный козырь, который они использовали в политических целях, в том числе и против своих покровителей. Так, в 1973 году в ответ на поддержку Соединенным Штатами Израиля в войне Судного дня саудовский король Фейсал резко сократил добычу нефти и прекратил поставки «черного золота» за океан, чем спровоцировал сильнейший экономический кризис в мире. Цена на нефть тогда взлетела с $3 за до $12 за баррель. Как результат, в США удвоился уровень безработицы, а ВВП страны упал на 6%. Теперь саудовские властители будут взвешивать все «за» и «против» прежде чем манипулировать на нефтяном рынке.

Нефть обеспечила Саудовской Аравии бурный демографический рост. Население Королевства с 5 млн в 1965 году к 2015 году выросло до 34 млн! Но, к сожалению, даже богатейшая нефтяная держава не может обеспечивать материальными благами такое количество подданных. Поэтому в Саудовской Аравии основная часть населения живет гораздо скромнее, чем в соседних ОАЭ или Катаре – в первой коренных жителей чуть больше миллиона, а во второй – всего 250 000. Прогнозируемо, что при сокращении нефтяных запасов демографический рост в Саудовской Аравии приостановится, а население страны станет на порядок беднее.

Саудовская правящая верхушка, конечно, осознает необходимость диверсификации экономики и постепенного отказа от «нефтяной иглы». Больше всего на этом поприще проявляет инициативу молодой наследный принц Мухаммад бен Салман, который видит Саудовскую Аравию современной, эффективной, динамично развивающейся державой. Его любимым детищем является проект футуристического города Неом, который, по замыслу принца, способен стать привлекательным для крупнейших международных инвесторов. Цель проекта – создание «свободной» зоны, средоточия инноваций, творчества, производства и экспорта.

Одной из главных фишек Неома станет переключение на альтернативные экологичные источники энергии, в частности, на солнце. По мнению некоторых экспертов, использование всего лишь 3% площади Саудовской Аравии под современные фотоэлектрические технологии сможет обеспечить около половины потребностей мировой электроэнергии. Станет ли «саудовское чудо» реальностью будет зависеть от многих факторов, в том числе и от наличия в бюджете страны достаточного количества средств.