22/06/20
Как эпидемия испанки помогла красным победить Белую армию

Эпидемия болезни, названной испанским гриппом или «испанкой», в 1918-1919 гг. поразила весь мир. В настоящее время по архивным документам из многих стран можно констатировать, что жертвами «испанки» стало в общей сложности от 17 до 50 миллионов человек. Даже минимальная цифра выше количества погибших в завершавшейся к тому времени Первой мировой войне (10 млн.).

Масштабы эпидемии в разных странах были неодинаковыми. Соответственно, различным было и её воздействие на общество.

Откуда пришёл вирус?

До сих пор медики не установили точно, откуда началось распространение вируса. В военное время цензура не пропускала в печать и в письма солдат сведений о массовых заболеваниях. «Испанским» этот грипп назвали только потому, что Испания не воевала, и её печать первая стала освещать ход эпидемии загадочной болезни с частыми смертельными исходами. В дальнейшем было установлено, что первые закрытые сведения об испанском гриппе появились весной 1918 года в США.

Но сейчас многие медики предполагают, что источник вируса находился в Китае. Там первые случаи болезни, позднее отождествлённой с «испанкой», наблюдались осенью 1917 года. Из Китая вместе с эмигрантами вирус оказался в США. В Европу испанский грипп был доставлен солдатами американской армии, начавшими в большом числе прибывать во Францию весной 1918 года.

Однако в 2016 году в «Журнале китайской медицинской ассоциации» был помещён материал, в котором приводились факты об испанском гриппе в европейских армиях в 1914-1917 гг. Отсюда следовал вывод, что «испанка» охватила фронты Первой мировой войны ещё до 1918 года, но цензуре воевавших стран удалось до поры искусно скрывать факт эпидемии. Вероятно, в этом выводе есть большая доля правды, потому что первой армией, которой испанский грипп нанёс урон, сопоставимый с военными потерями, стала германская.

Поражение Германии в Первой мировой войне

В марте 1918 года Германия победила Россию. Теперь все силы кайзеровской армии могли быть брошены на Западный фронт. Немецкий Генштаб планировал разбить англо-французские армии прежде, чем к ним на помощь успеют прибыть крупные американские силы из-за океана. В результате трёх последовательных наступлений в марте-июне 1918 года во Франции немцам удалось сильно потеснить союзников. Намечалось новое наступление в июле 1918 года.

Но как раз в этот момент, по секретному сообщению начальника Генштаба Эриха Людендорфа, каждый десятый немецкий солдат оказался свален гриппом. Отдельные дивизии почти целиком легли в лазареты. Начатое 15 июля 1918 года последнее германское наступление в Первой мировой войне захлебнулось через три дня.

Примечательно, что англо-французские войска не испытали в тот момент таких серьёзных затруднений в связи с эпидемией. Возможно, большая подверженность немецких солдат болезни была связана с недоеданием. Из-за экономической блокады в Германии уже с 1915 года наблюдался «хорошо организованный голод» (выражение Ленина). Среднесуточный паёк немецкого солдата в 1918 года содержал всего 2 500 килокалорий, тогда как французского – 3 900, а английского – 4 300 ккал (А.М. Зайончковский. Мировая война 1914-1918 гг.).

Ослабление германской армии недоеданием и болезнями помогло союзникам переломить ситуацию на фронте. 8 августа 1918 года французы и англичане нанесли немцам серьёзное поражение и перешли в наступление, не прекращавшееся уже до подписания перемирия (11 ноября). Американские же войска, вопреки широко распространившейся в США легенде, не сыграли практически никакой роли в этом переломе. Они были настолько поражены «испанкой», что только в сентябре 1918 года американская армия была выдвинута на фронт. Всего же армия США потеряла в Первой мировой войне от «испанки» примерно столько же людей, сколько от огня противника.

Для кайзеровской армии влияние эпидемии было ощутимее, чем для англо-французских войск ещё и потому, что весенне-летнее наступление 1918 года было для неё последним шансом выиграть Первую мировую войну. Провал этого наступления означал и проигрыш войны, даже если бы союзники смогли начать контрнаступление не сразу, а с запозданием.

Победа большевиков в гражданской войне

Россия в годы революции и гражданской войны, из-за массового недоедания и повсеместного развала инфраструктуры, была поражена множеством различных эпидемий (кроме «испанки» ещё брюшной тиф, сыпной тиф, холера и т.д.). О ходивших тогда болезнях остались многочисленные яркие воспоминания в литературе. Из чтения советской литературы может создаться впечатление, что болезни очень мешали именно большевикам. Но ведь и другая сторона фронта испытывала такие же проблемы. А в чьём тылу «испанка» разгулялась больше, у белых или у красных?

Вопрос не праздный. Ведь эпидемия по-разному сказывалась на разных странах. Если посмотреть на статистику «испанки» 1918-1919 гг. в Европе, то выявится интересная закономерность: чем севернее расположена страна, тем меньше её затронула пандемия.

Так, смертность от «испанки» в Сербии составила 4,2% всего населения (наивысшая в Европе), в Греции – 2,4%, в Италии – 1,7%, в Испании – 1,4%, в Германии – 1%, в Англии – 0,6%, в Дании – 0,4%. Россия оказалась среди северных стран с наименьшим количеством умерших от испанского гриппа – тоже 0,4%.

Отсюда можно заключить, что испанский грипп сильнее всего должен был поразить южные регионы бывшей Российской империи – Украину и Северный Кавказ. А ведь именно там действовали самые крупные силы белогвардейцев, противостоявших Красной Армии в гражданской войне.

На Украину испанский грипп, как считается, проник летом 1918 года с солдатами немецкой армии. Но особенно значительная вспышка на Украине, Кубани и Дону началась зимой 1918/19 года – после прибытия в порты Одессы, Севастополя и Новороссийска британских и французских солдат. Многие из них перед этим побывали на Балканах и Ближнем Востоке – регионах с наибольшим размахом пандемии «испанки».

Иностранная военная интервенция стала главным фактором проникновения «испанки» в Россию. И пандемия больше всего должна была поразить именно южные регионы страны. Солдаты Антанты занесли «испанку» также и в Белые армии востока и севера России. В Центральной же России, где находилась основная ресурсная база советской власти, размах пандемии испанского гриппа был меньше. Таким образом, «испанка» на боеспособности белогвардейцев сказалась сильнее, чем на боеспособности Красной Армии.