18/01/20
Как война Гитлера с Югославией изменила ход Великой Отечественной

Некоторые исследователи утверждают: если бы Гитлер не начал войну с Югославией, это отразилось бы на результатах войны с Советским Союзом.

Подобное мнение высказывают, например, Ж. А. Медведев, Р. А. Медведев в 6-м номере журнала «Вопросы истории» за 2002 год в статье «План «Барбаросса».

Они пишут: «Операция в Югославии вынудила немецкое военно-политическое руководство отложить войну с СССР. 30 апреля 1941 года дата начала операции "Барбаросса" была перенесена с 15 мая 1941 года на 22 июня 1941 года».

Однако здесь всё не так однозначно.

Югославия или Греция?

Нападение Германии на Югославию в апреле 1941 года, как правило, рассматривают отдельно, в отрыве от нападения на Грецию.

При внимательном взгляде становится ясно, что все вопросы с датами, планированием и сроками нападения на СССР надо рассматривать именно во взаимосвязи с военными  действиями против Греции.

В конце октября 1940 года Италия без согласования с Германией предъявила ультиматум Греции и вторглась на её территорию. Это привело к очень серьёзным последствиям, расширив зону войны на Балканский полуостров. И дело даже не в том, что греческая армия разгромила итальянцев и они вынуждены были просить о помощи Германию. Гораздо важнее было то, что началось развёртывание английских сил в Греции. И в первую очередь авиации, что несло угрозу нефтяным промыслам в Румынии.

В результате 4 ноября 1940 года началось планирование операции по захвату Греции. 13 декабря Гитлером была подписана директива № 20 – «Операция Марита». «Двадцатый» номер в списке директив германского верховного командования мало кому известен, зато хорошо известна директива № 21 – «Операция Барбаросса», подписанная 18 декабря. Решение о нападении на СССР было принято спустя пять дней после директивы о нападении на Грецию.

Переносил ли Гитлер дату начала вторжения?

В подавляющем количестве трудов, посвящённых Второй мировой войне, написано, что изначально нападение на СССР планировалось на 15 мая 1941 года.

Однако не все с этим согласны. На первом месте среди несогласных оказывается... Адольф Гитлер. Ведь в подписанной им 18 декабря директиве сказано: «Приказ о стратегическом развёртывании вооружённых сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций. Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они ещё не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41».

Из данного документа, который является основополагающим, однозначно следует, что 15 мая отнюдь не дата возможного нападения на СССР. Подготовительная работа к крупной стратегической авиации включает многие аспекты. Во-первых, глобальные. Например, создание необходимых запасов вооружения и боеприпасов, строительство дорог и многое другое. Во-вторых, это вопросы, связанные с непосредственным развёртыванием войск. И 15 мая как раз служило ориентиром для решения всех вопросов глобально-стратегического характера.

Что касается даты нападения, то решение о ней было принято 30 апреля, то есть как раз за восемь недель до 22 июня. В полном соответствии с планом, и, что важно в данном контексте, после окончания войны с Югославией.

Война с Югославией, как известно, заняла всего лишь одиннадцать дней. Сказать, что боевые действия против югославской армии как-то отразились на сроках операции против Греции, нельзя. Напротив, известно мнение немецкого генштаба о том, что победа над Грецией была одержана даже быстрее и с меньшими усилиями, чем ожидалось.

То есть выходит, что весной 1941 года всё шло в полном соответствии с планами немецкого руководства и апрельская война против Югославии кардинально ничего не изменила.

А если бы Муссолини не напал на Грецию?

Как видно из вышесказанного, вопрос надо ставить именно про Муссолини. Если бы не его решение о нападении на Грецию, то ситуация на Балканах теоретически могла бы стать совсем иной. В случае сохранения Грецией нейтралитета у Германии не было бы повода для операции «Марита». Конечно, вопрос с Югославией остаётся открытым. И в случае, если бы события шли аналогично, то нападение на Югославию потребовало бы от немецкого руководства изменения планов. Поскольку в реальности специально готовиться к войне с Югославией вермахту не пришлось – всё вписалось в подготовку войны с Грецией.

Однако моделирование подобной ситуации крайне затруднительно, поскольку огромное количество обстоятельств и факторов мешает построить правдоподобную картину.

Зато можно более достоверно говорить о возможном переносе даты нападения на СССР. Если взять за основу версию, что война на Балканах как-то задержала нападение Германии на Советский Союз, то можно попробовать рассмотреть возможные варианты развития событий с более ранней датой осуществления плана «Барбаросса».

Начнём с того, что дата 15 мая не подходит для начала вторжения по климатически-географическим причинам. Германское руководство считало, что начинать боевые действия на советской территории надо не раньше июня, когда просохнут дороги. В данном аспекте не столь важно, насколько правильно немцы представляли состояние наших дорог, важно, что они думали и какие решения на этом основании принимались.

Поэтому в любом случае нападение Германии могло бы произойти лишь в июне.

Если бы начало операции «Барбаросса» перенесли на первые числа месяца, это действительно могло бы изменить ход дальнейших событий. Прорыв немецких танковых клиньев к Смоленску на две-три недели раньше, чем в реальности, привёл бы к иным последствиям. Пять советских армий (16-я, 19-я, 20-я, 21-я и 22-я), которые в начале июля могли быть переброшены на смоленское направление, в середине июня находились в совершенно ином состоянии и в других местах дислокации. В случае переброски этих войск они бы могли оказаться на пути 2-й и 3-й танковых групп вермахта, в лучшем случае под Вязьмой, а скорее всего, на ближних подступах к Москве. Последствия такого развития событий предсказывать сложно. Можно утверждать лишь одно: в июле 1941 года оказавшиеся на пути вермахта к Москве советские войска, перебрасывавшиеся главным образом на Юго-Западный фронт, разрушили весь план «Барбаросса». Поэтому любые варианты событий, в которых не произошло Смоленского сражения, привели бы к более тяжёлому результату для СССР.